[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Пидоренко Игорь Викторович. Про зайцев

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  2

  3

  4

  5

  6

  7

  8

  9

  10

11

  12

  13

<< пред. <<   >> след. >>

     11
     
     Жена председателя еле сдержала крик, когда увидела мужа, — бледного, волокущего ногу, опирающегося на Егора. Но быстро успокоилась — крови ведь не было. Председателя уложили на постель, пристроили поудобнее ногу. Он сопротивлялся и шумел, требовал, чтобы с ним не возились, а занялись бы пришельцем. «Монах» действительно оказался ранен в ногу, рука председателя с годами твердости не потеряла. Рана была пустяковой, пуля вскользь задела бедро, и без сознания пришелец был скорее от шока, а не от потери крови. Кстати, кровь была на вид обыкновенной, красной. Жена председателя, перевязав «монаху» ногу, решила расстегнуть плащ у того на груди и... теперь уже пришлось приводить в чувство ее! Сдвинув капюшон, она взялась за застежку, начала вертеть ею, и с лица пришельца сползли черные очки, а вместе с ними и все лицо, которое оказалось маской. Настоящее же лицо «монаха» и лицом-то назвать можно было с огромной натяжкой. Напоминало оно свиное рыло, поросшее редкими черными волосками, с круглыми, лишенными век глазками. Увидев такое зрелище, жена председателя охнула и осела на пол в обмороке. Егор растерялся, да и мужик из засады, имя которого вылетело из памяти, тоже. Так они и стояли над лежащими на полу пришельцем и женой председателя, не зная, что делать.
     Хладнокровия не потерял один председатель. С постели он скомандовал:
      — Петрович! Воды принеси и побрызгай ей в лицо!
     Петрович метнулся в коридор. Егор, вглядываясь в «рыло» пришельца, думал: «Пусть теперь мне только скажут, что разумные существа во всей вселенной должны походить на человека!»
     Вода подействовала. Жена председателя открыла глаза, потом села. Вспомнив же, что произошло, она, не вставая, стала пятиться к стене, стараясь не смотреть на «монаха».
     Егор отобрал у Петровича кружку с водой и повторил процедуру приведения в себя с пришельцем. Брызги воды подействовали на инопланетянина так же, как и на жену председателя.
     В круглых глазах появилось осмысленное выражение.
     Пришелец обвел комнату взглядом, попытался вскочить, но со стоном рухнул на пол. Сознания в этот раз он не потерял. Полежав какое-то время, попросил:
      — Помогите сесть. Так мне будет легче разговаривать.
     Егор кивнул Петровичу: «Давай!». Тот помог «монаху» приподняться и прислониться к ножке стола. Егор вспомнил о найденном оружии и достал из кармана стреляющую машинку, надеясь, что в случае надобности как-нибудь сумеет из нее выпалить.
     Пришелец, увидев оружие, сказал:
      — Уберите. Это парализатор с кратковременным периодом воздействия. В нем сейчас нет нужды.
     Странно было видеть, как он произносит русские слова.
     Лицо его, лишенное мимики, оставалось неподвижным. Голос был бесстрастным, но Егор мог поклясться, что в нем слышалась ирония.
     С кровати подал голос председатель:
      — Так что, нога у меня не навсегда покалеченная?
      — Нет, — ответил пришелец. — Действие заряда рассчитано максимум на час.
      — То-то я чувствую, что она ныть начинает.
     Егор все же парализатор не убрал, решив, что хватит и часа, если что.
      — Ну, поговорим начистоту? — спросил он «монаха».
     Тот ответил сразу.
      — Мне больше ничего не остается. Хотя это строжайше запрещено, я думаю, обстоятельства складываются так, что придется рассказать вам всю правду.
      — Вот-вот, — сказал председатель. — Давно пора.
      — Но сначала, — продолжал пришелец, — я хотел бы, чтобы вы кое-что посмотрели. У вас есть видеоаппарат?
      — Это телевизор, что ли? — спросил председатель.
      — Да, — подтвердил пришелец. Он покопался в глубине плаща и достал маленькую коробочку черного цвета. Егор нервно повел стволом парализатора.
      — Ну-ну, — сказал пришелец. — Не делайте глупостей. Нажмете еще случайно. Тогда я ничего не смогу объяснить. Подключите этот аппарат к антенне вашего телевизора.
     Егор взглядом показал Петровичу: «Присмотри за ним!», взял кубик и направился к стоявшему на тумбочке «Рекорду», кокетливо прикрытому кружевной салфеткой. На боковой грани кубика имелся выступ, подошедший к антенному гнезду телевизора.
      — Подсоединил, — сказал Егор. — Что дальше?
      — Включайте.
     На экране сквозь туман проступили очертания огромного шара. «Земля», — подумал Егор, но тут же понял, что ошибается. Очертания материков были совершенно иными.
      — Жаль, что изображение черно-белое. В цвете это впечатляет сильнее. У вас примитивная техника, — сказал пришелец.
      — Есть и цветные телевизоры, — оскорбился на кровати председатель.
     Некоторое время картинка не менялась. Планета спокойно плыла в космосе. По ее поверхности скользили облака, но в разрывах между ними ничего особенного видно не было: горы, реки, моря.
     В левом углу экрана появилось несколько светлых точек. Они росли, количество их увеличивалось, и вот уже стало видно, что это огромная армада космических кораблей приближается к планете. Преобладали летающие тарелки, но были и шары, и пирамиды, и вообще какие-то немыслимые конструкции.
     Не задерживаясь, армада устремилась к поверхности планеты, плавно ныряя в ее атмосферу.
     Картинка сменилась. Теперь снимали с земли. Прекрасный город раскинулся на берегу залива. Высокие белые здания среди густых парков. Город несколько напоминал Рио-де-Жанейро. Только растительности было побольше, и над городом не стояла, раскинув руки, гигантская статуя Христа. Улицы были полны народа. Существа, очень напоминавшие людей, почти неотличимо на них похожие, толпами собирались на площадях. Все смотрели вверх, очевидно, предупрежденные о прибытии кораблей. И вот они появились. Тяжело и в то же время грациозно десятки их опускались на город.
      — А почему нет звука? — спросил председатель.
      — Несовпадение параметров аппаратуры. Я же говорил, что у вас примитивная техника.
      — Это еще неизвестно, у кого она примитивнее, — опять обиделся председатель.
     А на экране происходило странное и страшное. Из опустившихся космических кораблей хлынули колонны... зайцев. Да, тех самых зайцев, которых приютил дядя Саша. Только эти были, кажется, побольше ростом. И они были вооружены.
     Через пятнадцать минут большая часть жителей города была уничтожена. Оружие зайцев разило без промаха. Тот, в кого попадал луч, исчезал в яркой вспышке, и на этом месте еще несколько секунд расплывалось блеклое облачко то ли пара, то ли дыма...
     Оставшихся в живых загнали в несколько шаров-звездолетов, которые тут же взлетели и исчезли в небе.
     Город был захвачен. Можно было предположить, что по всей планете сейчас происходит то же самое.
      — Выключи, — сдавленным голосом сказал председатель.
     Егор с трудом разжал стиснутые челюсти и шагнул к телевизору.
      — Там мы не успели, — сказал пришелец. — Вас должна была ожидать такая же судьба. Только благодаря нашему заслону они не прорвались. Этот космический корабль попал сюда случайно и был сбит. Идет большая война. Вы не участвуете в ней впрямую, но не можете не понимать, на чьей стороне вы находитесь. Поэтому отдайте нам их.
     Все молчали.
     Пауза была долгой.
     Так просто и страшно было только что увиденное на экране старого телевизора, что сомнений в достоверности не возникало, как и неуместного сейчас любопытства: где, например, находится эта планета, как снимались только что показанные кадры и т. п.
      — Отдайте их нам, — повторил пришелец.
      — Нет, — сказал наконец председатель.
      — Но почему? — пришелец попытался встать, застонал и снова опустился на пол. — Почему?
     Председатель сел на кровати, несколько раз согнул и разогнул ногу, к которой начала возвращаться подвижность.
      — Что вы с ними сделаете? — спросил он.
      — Уничтожим, разумеется. — В голосе пришельца не было сомнения.
      — Вот поэтому — нет, — сказал председатель.
      — Вы сумасшедшие! К ним нельзя проявлять ни малейшей жалости! Да они и секунды бы не колебались!
      — Они — да. Мы это видели. Но те, что у нас, — дети. Они за отцов не отвечают.
      — Какая разница: взрослые, дети? Это заложено у них в генах! Они существуют для того, чтобы убивать, как вы этого не понимаете?
      — А вы это понимаете? — неожиданно сам для себя спросил Егор. Пришелец повернул к нему свое свиное рыло и несколько секунд молча изучал Егора.
     Он правильно истолковал вопрос, потому что ответил так:
      — Мы это знаем. Это их неизменная тактика и стратегия. Понимаем ли мы их? Нет, но мы знаем, что они — убийцы миров. Это зараза, которую необходимо безжалостно уничтожать. Нужна стопроцентная дезинфекция.
     Егора передернуло. Знаем мы уже про дезинфекции, подумал он гадливо. И председатель тоже это знал, потому что вновь и с еще большей твердостью сказал:
      — Нет. Детей мы вам не отдадим. Мы можем долго разговаривать, но все это бесполезно. Вам трудно нас понять? Мы и сами не всегда понимаем себя. Но одно я знаю точно. Если я сейчас отдам вам их, зная, что вы с ними сделаете, то никогда в жизни себе этого не прощу. И поэтому буду защищать их от вас любыми средствами.
      — Хорошо, — сказал пришелец. — Вы — это еще не все жители планеты. И даже — не все население этой деревни. Зовите своих людей, и мы спросим у них. Я верю, что разум возобладает над эмоциями. Зовите-зовите, вам ничего не угрожает с нашей стороны, должны были бы уже понять. Ведь у нас даже оружия против вас нет, кроме этих маломощных парализаторов.
      — Ну, хорошо, — решился председатель. — Егор, дай мне его пистолет и сходите с Петровичем, народ соберите. Только пусть у дома Ивановича кто-нибудь останется. На всякий случай.
     
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015