[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Пидоренко Игорь Викторович. Про зайцев

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  2

  3

  4

  5

  6

  7

  8

  9

10

  11

  12

  13

<< пред. <<   >> след. >>

     10
     
     Темнело быстро. Председатель, Егор и Клюев сидели в кустах на окраине. Здесь же был запрятан мотоцикл Клюева. На собрании решили попытаться послать сообщение в район. Мысль эта возникла сразу же, но председатель, выслушав рассказ Егора о последней встрече с «монахом», предположил самое мрачное — блокаду села — и велел не суетиться, а дождаться вечера и попытаться прорваться в то время, как Егор будет заговаривать зубы пришельцу.
     Клюев долго и невнятно рассуждал о том, что в жизни всегда есть место подвигу, и, наконец, вызвался сообщить в город о событиях в Николеньках. Довод привел неотразимый — тяжелый мотоцикл имелся только у него.
     Такой как раз и нужен был, чтобы преодолеть весеннюю распутицу и возможные кордоны противника.
     Он же, Клюев, подумал, какие доказательства с собою взять, чтобы поверили. Брать «зайчонка», рисковать еще и его жизнью — незачем. Сфотографировали Дениса и дядю Сашу в окружении их питомцев, записали на кассету щебечущий хор. Успели даже снимки отпечатать, и сейчас они, вместе с магнитофонной кассетой и подробным рапортом председателя, лежали в кармане волнующегося, но старающегося не показать этого Петра Серафимовича. Председатель и Егор тоже нервничали, поглядывали на часы — не пора?
     Полдня прошло в спорах, совещание затягивалось, к общему мнению — как действовать — не приходили, хотя в том, что действовать надо, никто не сомневался. Как никто даже не заикнулся о том, чтобы выдать «зайчат» и отвести таким образом беду от Николенек.
     Председатель слушал, шевелил усами, молчал. Потом разом оборвал все прения и стал командовать: кто, куда и с какими обязанностями. Чувствовалась военная выучка. Среди прочего предложил женам пока ничего не говорить во избежание паники. Так и порешили, и разошлись по домам готовить оружие и готовиться самим. А к вечеру, когда только собиралось темнеть, засели у себя в огородах и садах. Егор, Клюев и председатель выдвинулись на исходную позицию. Егор с собой ружья опять не взял — предстояла встреча.
     Сидели, молчали, только Клюев нервно барабанил по шлему пальцами. Наконец председатель еще раз глянул на часы, поднялся.
      — Пора.
     Егор тоже встал. Клюев суетливо кинулся к мотоциклу.
      — Да погоди ты! — одернул его председатель. — Через пятнадцать минут, не раньше! И кати его на руках как можно дальше, потом только заводи. Инструкции помнишь?
      — Как штык, — отрапортовал Петр Серафимович.
      — Ну, все. Давай, — кивнул председатель Егору. — Ни пуха...
      — К черту! — сказал Егор, подмигнул Клюеву и пошел вперед. Председатель, обождав немного, двинулся за ним, пригнувшись и перебегая от куста к кусту. В сгустившейся темноте он был почти незаметен.
     ...На этот раз пришельцев было двое. Сбывались предсказания председателя, который, поразмыслив, предположил на совещании, что, видимо, у «монахов» времени действительно нет, и скорее всего, они плюнут на деликатную разведку и решатся провести просто повальный обыск села. Может быть, даже применяя оружие. А потому Егору на встрече нужно быть готовым ко всему, в том числе и к неприятному разговору уже не с одним «плащом», а и с его начальством.
     Пришельцы стояли неподвижно у «Жигулей». Егор мысленно ругнулся. За всеми приготовлениями он совершенно забыл о застрявшей машине. Что ж, теперь до конца этой истории времени заняться ею не будет.
     Он не стал подходить к «монахам» слишком близко, остановился метрах в четырех-пяти.
      — Доложите об успехах! — резко скомандовал знакомый голос.
     Егор усмехнулся — ишь ты, уже «доложите». Страха не было, появилось даже некоторое чувство превосходства. Сейчас мы вас, обормотов!
      — Нет ничего такого в селе, что бы вас интересовало! Никаких животных странных, никаких крокодилов и змей! Обошел я все дома, посмотрел, с людьми поговорил. Ничего нет. Напуган только народ. Боятся из домов выходить, на ночь запираются. Как во время войны! — Остановился, ожидая ответной реакции. Одновременно он вслушался в ночь, ожидая, что вот-вот вдалеке затрещит мотоцикл Клюева и можно будет под благовидным предлогом, как несправившемуся с заданием, ретироваться.
     После короткого молчания голос, звучавший теперь ровно и глухо, произнес:
      — Идет война. Давняя и жестокая. До сих пор она не касалась вас, потому что было кому прикрыть вашу планету, отвести от нее беду. И вот теперь, когда помощь потребовалась от вас, вы лжете, укрывая наших злейших врагов.
     Егор натянуто улыбнулся. Нельзя сказать, чтобы патетика пришельцев оставила его равнодушным. Но игра началась, и нужно было ее продолжать.
      — С чего вы взяли, что я лгу?
     «Монах», что стоял слева, махнул рукой, и из-за «Жигулей» выступила еще одна темная фигура. Егор смотрел на нее, с ужасом понимая, что это не пришелец, это свой, земной человек. Только кто же? Ничего различить нельзя было, лицо в темноте не угадывалось, видно только, что третий, землянин, плаща с капюшоном не носил, одет был в короткую куртку, без шапки на голове.
      — Повторите то, что вы нам рассказали! — потребовал пришелец, и тот покорно забубнил:
      — Ну, это... Зайцы какие-то космические у Попова Александра Ивановича. А помогает ему племянник, что из города приехал.
     Голос был не знаком. Егор почувствовал, как слабеют колени. Как бежать теперь?
     Пришелец опять повернулся к нему.
      — Ну, вот и все разъяснилось. У нас нет больше времени ждать. Но есть возможности самим найти тех, кого вы прячете. А поскольку вы стоите на нашем пути, то начать придется с вас. — И рука его стала медленно подниматься, блеснув чем-то удлиненным, угрожающим.
     Секунды растянулись в часы, мир вокруг застыл, и только оружие поднималось неотвратимо, плавно. Егору показалось, что нет сейчас такой силы, чтобы смогла остановить это движение.
     Ноги не слушались, он даже не пытался бежать; следил за рукой пришельца и ждал удара.
     Голос председателя разорвал тишину, она лопнула реально, ощутимо, и секунды опять забились, полетели, заставили ожить, действовать.
      — В сторону, Егор, в сторону! — кричал председатель где-то близко, рядом, может быть, из-за соседнего забора. И Егор послушно, сразу ощутив упругость своих мускулов, метнулся от машины, покатился по земле, вскочил, теперь уже оказавшись за дорогой, перемахнул невысокий заборчик. Одновременно с его рывком звонко бухнула председателева двустволка, и, падая за забор, он успел увидеть, как у машины один пришелец, согнувшись, схватился за бедро, землянин лежит, то ли задетый выстрелом, то ли упав от страха, а второй пришелец, присев, палит куда-то, далеко вытянув руку. Инопланетное оружие стреляло бесшумно, но вспышки были сильными, белыми, как небольшие молнии. И вновь грохнула и блеснула красноватым двустволка. А потом опять темнота и бьющие по рукам, прикрывающим лицо, мокрые колючие ветки, грохот сердца и желание бежать как можно быстрее и дальше.
     Только оступившись в какую-то яму и проехав на животе метра два по земле, он остановился. Полежал, задыхаясь, потом перевернулся на спину, сел, вытер грязь с лица. Вспомнил, что всего насчитал на бегу четыре выстрела. Стало стыдно — убежал, бросил председателя одного. Ощупал себя — цел. Даже руки не дрожат. Подумалось: привыкать начинаю, что ли, ко всем этим передрягам?
     Дыхание успокаивалось. Надо было возвращаться, искать председателя. Егор поднялся, двинулся назад, к дороге, всматриваясь в темноту, разыскивая путь, по которому бежал.
     Шел он довольно долго, начав даже удивляться тому расстоянию, которое успел преодолеть, убегая. Неожиданно впереди послышалось шуршание шагов, и Егор едва сдержался, чтобы не окликнуть. Вместо этого он отступил в сторону, скрылся за деревом.
     Шедший человек не был председателем. Тот шагал тяжело, грузно, немного задыхался. Этот же дышал ровно, ступал негромко, мягко. Только когда человек поравнялся с деревом, Егор по короткой курточке и яйцеобразной голове узнал его. Он был с инопланетянами, он рассказал им о скрываемых дядей Сашей «зайчатах»! Он предатель!
     Не раздумывая, Егор бросился на яйцеголового, и они покатились по земле, сопя, ругаясь и барахтаясь, стараясь придавить друг друга.
     Егор явно недооценил противника. При всей своей кажущейся худобе, тот был явно сильнее и вскоре оказался сверху. Егор крутился, пытаясь вывернуться, сбросить яйцеголового, но это не удавалось.
     Внезапно послышался глухой стук, пальцы, уже вцепившиеся в горло Егора, разжались, и он без труда свалил с себя врага. Тот упал на сторону, обмякший и тяжелый.
     Егор поднялся, чувствуя боль во всем теле, и прямо перед собой обнаружил председателя. Тот стоял, опираясь на ружье, прикладом которого, очевидно, и оглушил яйцеголового.
      — Ну, как ты? — спросил он.
      — Да живой, — улыбнулся в ответ Егор. — А вы как?
     Председатель нахмурился:
      — Задело, кажется. Ноги вот почти не чувствую. Но без крови, даже раны нет. Странно, я все осмотрел. Хоть бы синяк какой-нибудь!
      — Может, краем зацепило, — предположил Егор. — Меня в упор расстреливать собирались. Спасибо вам, что вовремя вмешались. Я же не знал, что так получится.
      — Да, все предусмотрели, только вот паршивую овцу не учли. — Он толкнул ружьем валявшегося на земле предателя. Тот глухо замычал. — Ну-ка, давай посмотрим, что это за гад. — Он отложил ружье, кряхтя и отставив в сторону несгибающуюся ногу, нагнулся и перевернул лежащего. Всмотрелся ему в лицо.
     -- О, да это же не наш! Точно не наш, не из Николенек! Постой-постой, да ведь это тот, с «Москвича», что об иконах расспрашивал.
     Егор тоже наклонился. Вышедшая из-за туч луна позволяла разглядеть незнакомца. На земле лежал не тот, лохматый, которого он просил помочь вытащить застрявшую машину. Наверное, второй, что сидел рядом.
     Председатель попросил: «Помоги!» — и стал расстегивать ремень на брюках.
      — Это зачем? — удивился Егор.
      — А мы его сейчас свяжем. Не дай бог, очухается — опять драться полезет. Здоровый, дьявол. Думал, он тебя придушить успеет, пока я доковыляю. Я за ним шел, следил, где спрячется. Только сейчас, с моею ногой, разве успеешь? А потом мы его в милицию сдадим. Пусть судят паразита. Это же надо удумать — своих каким-то залетным обезьянам продать! До чего подлые люди встречаются!
     Вдвоем они стянули предателю руки за спиной, подтащили к дереву и посадили, прислонив к стволу. Потом Егор похлопал по щекам, чтобы привести в чувство. Тот действительно очнулся, открыл глаза. Взгляд, сначала мутный, прояснился, появилось осмысленное выражение.
     Председатель присел перед ним, поудобнее устроил ногу.
      — Ну, давай поговорим, голубь. Только начистоту, без вранья. Иначе пеняй на себя, плохо будет. Ты теперь вроде бы как вне закона. За тебя нас и под суд-то не отдадут. Усвоил?
     Предатель медленно, с трудом кивнул. Шишка на затылке у него была уже чуть не с кулак.
      — Что вы с дружком своим у нас в селе делали?
     Предатель разлепил губы, сказал хрипло:
      — Иконы искали старые, они сейчас стоят много. Западники бешеные бабки платят. И наши шизики гоняются. Вот и застряли в вашей дыре. Кто ж знал...
     Егор перебил его:
      — А откуда про зайцев узнали?
      — Мужик, у которого мы остановились, бабе своей трепанулся.
     Председатель восхитился:
      — Вот зараза Митрофаныч! Договорились ведь — женам ни слова!
     Егор продолжал допрос:
      — Зачем им зайцы нужны?
      — Не знаю я. У них война какая-то идет. Эти зайцы — враги. Они сначала нас на понт взять попытались. Рассказывали, как это будет плохо, если зайцы нас захватят и всех в рабство загонят. Мы с Вареником их, конечно, оборжали и сказали, что задаром пусть им милиция Землю от зайцев хищных защищает. Ну, они побухтели и бабок кучу отвалили — авансом. Пообещали еще, если найдем, у кого эти их враги прячутся.
      — Что же они намереваются сделать с зайцами, когда найдут?
      — Говорили, вроде бы, что убьют, чтобы свои не выручили, а там кто их знает.
     Председатель вмешался:
      — Они сказали, что убьют, а вы все равно продали? Да не только их, а целое село! Ах, паразиты! Что теперь делать? Как врезал бы, гадюка! — И он замахнулся на яйцеголового ружьем. Тот втянул голову в плечи.
      — Ладно... — Егор остановил ружье. — Давайте к дяде Саше двигаться. Надо решать что-то. Теперь пришельцы знают, где искать. Вы никого из них не подстрелили?
      — Так ведь он там лежит! Тот, который в тебя целился. Я когда пальбу открыл, этот, — он указал на пленного, — сразу на землю упал, в первого я попал, а второй несколько раз по мне выстрелил и сбежал. Вояки, я тебе доложу, никудышные. Кто же своих бросает? Я не смотрел, что с тем. Может, и не убил — по ногам ведь целил.
      — Надо пойти посмотреть, — решил Егор. — Давайте, на меня обопритесь. И ты вставай! — это уже предателю.
     Кое-как они добрались до дороги. Оставив яйцеголового под охраной председателя, Егор подкрался к «Жигулям». Пришелец действительно лежал около них, там, где упал. Товарищ бросил его. Егор осмотрел все вокруг, помня об оружии «монахов», и у колеса поднял отлетевший туда какой-то механизм, явно предназначенный для стрельбы, хотя и не похожий на пистолет. Разбираться с ним не стал, отложил на потом, сунул в карман и склонился над пришельцем. Тот был жив, но без сознания, дышал прерывисто и тяжело.
     Теперь предстояло решить — как доставить и пленного и раненого одновременно. Егор понял, что своими силами им этого не сделать, сходил к ближайшей засаде и позвал сидевшего там человека.
     Выдержка у членов отряда самообороны оказалась железной. Услышав выстрелы, но помня о приказе председателя: пост не покидать, ни один из них приказа не нарушил.
     
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015