[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Бернар Клавель. Сердца живых

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  2

  3

  4

  5

  6

  7

  8

  9

10

  11

  12

  13

  14

  15

  16

  17

  Часть вторая

  19

  20

  21

  22

  23

  24

  25

  26

  27

  28

  29

  30

  Часть третья

  32

  33

  34

  35

  36

  Часть четвертая

  38

  39

  40

  41

  42

  43

  44

  45

  46

  47

  48

  49

  50

  51

  52

  53

  Часть пятая

  55

  56

  57

  58

  59

  60

  61

  62

  63

  64

  65

  66

  67

<< пред. <<   >> след. >>

     10
     
     На другой день утром Ритер и Дюбуа спустились в город. Проходя мимо театра «Одеон», парижанин воскликнул:
      — Подумать только, ведь я сам привел тебя в эту мышеловку!
      — Ты настоящий друг. И я этого вовек не забуду.
      — В таком случае поднеси мне стаканчик.
     Они вошли в кафе, расположенное возле почты.
      — Два бокала белого, — заказал Ритер.
      — Я не буду, — запротестовал Жюльен. — Не могу я пить вино в такое время дня.
      — Помолчи, — оборвал его приятель и, повернувшись к буфетчице, повторил: — Два бокала белого.
     Она поставила большие бокалы на цинковую стойку и наполнила их.
      — За Сильвию! — воскликнул Ритер, поднимая свой бокал.
      — Благодарю. За ту, которая отучит тебя пить.
     Парижанин закашлялся и поставил на стойку недопитый бокал.
      — Типун тебе на язык! — рассердился он. — Я из-за тебя поперхнулся.
     Жюльен сделал глоток. Вино было прохладное и чуть подслащенное, но он почувствовал, что больше не может проглотить ни капли. Он попросил приятеля допить его бокал.
      — При одном условии.
      — Принимаю.
      — Когда выйдем из книжной лавки, угощу тебя стаканчиком, и ты выпьешь его до дна.
     Жюльен расплатился, и они направились через центр города на улицу Генриха Четвертого, где помещалась книжная лавка. Там никого не было, кроме владельца — старика в серой блузе. Он раскланялся с Ритером.
      — Мой друг хотел бы приобрести «Сатурновские стихотворения».
      — Ему повезло, — сказал старик. — У меня как раз есть экземпляр среди букинистических книг. И в отличном состоянии. Теперь такой книги нигде не найти. Скоро вообще ничего хорошего не найдешь. Из Парижа к нам больше ничего не поступает.
     Ритер спросил еще книгу «Девы огня», но произведений Нерваля в лавке не оказалось. Владелец даже ничего не мог ему обещать. Он только беспомощно развел руками. Приятели еще некоторое время рылись на полке, где стояли букинистические книги. Жюльен отобрал какой-то томик, Ритер взял себе другой.
     Выйдя на улицу, они переглянулись, и каждый протянул другому книгу, которую только что купил.
      — Это тебе.
      — А это тебе
      — Ты с ума сошел.
      — Не больше, чем ты.
     Оба рассмеялись.
      — Пошли, подарки надо обмыть, — заявил Ритер.
     Они направились в большое кафе на углу площади Жана Жореса и набережной Агу. Заказали белого вина, и Жюльену пришлось осушить свой бокал. Когда парижанин попросил принести еще вина, Дюбуа попробовал отказаться, но Ритер вспылил:
      — По твоей просьбе я иду в город, сопровождаю тебя в книжную лавку, помогаю отыскать нужный сборник, а ты теперь не даешь мне даже выпить!
     Жюльен уступил. Он даже согласился выпить второй бокал и с удивлением обнаружил, что это вовсе не так уж трудно. Когда они поднялись, чтобы уйти, голова у него слегка кружилась. Ему пришлось сделать усилие, чтобы держаться прямо. Ритер вел себя непринужденно и продолжал разглагольствовать о своих любимых писателях. Он много говорил о Чарлзе Моргане — Жюльен слышал это имя впервые.
     Они прошли по мосту Бье, и Ритер направился к тому кафе, куда Каранто и Дюбуа заходили в день приезда.
      — Нет, нет, — запротестовал Жюльен. — Я спешу.
     Он чувствовал, что больше ему пить не следует.
      — Доставь другу удовольствие.
      — Я же сказал, что не могу.
      — Никогда из тебя не получится ни живописец, ни поэт. Все художники пьют. У меня есть приятель, живописец. Хочу, чтобы он приехал сюда и устроил тут свою выставку. Такого пьяницы я в жизни не встречал, вот увидишь.
     Ритер потянул Жюльена за рукав. Тот резко высвободился. На лице парижанина отразилось удивление, и Жюльену даже показалось, что он прочел во взгляде товарища выражение боли.
      — Я не могу пойти с тобой, — взмолился Дюбуа. — Прошу тебя как друга.
      — Понимаю, — ответил Ритер.
     И все же он не двинулся с места. Он молча переводил взгляд с Жюльена на витрину кафе. Внезапно, вытащив трубку изо рта, он ткнул ею в том направлении, где был расположен их пост.
      — Ступай один, — сказал он. — Я задержусь всего на минуту. Честное слово, меня так мучит жажда, что я просто не взберусь на гору.
     Жюльен сделал шаг, потом обернулся и спросил:
      — Помнишь, что ты мне обещал?
      — Помню. Можешь не сомневаться, через несколько минут я буду на месте.
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015