[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Бернар Клавель. Сердца живых

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  2

  3

  4

  5

  6

  7

  8

  9

  10

  11

  12

  13

  14

  15

  16

  17

  Часть вторая

  19

  20

  21

  22

  23

  24

  25

  26

  27

  28

  29

  30

  Часть третья

  32

  33

  34

  35

  36

  Часть четвертая

  38

  39

  40

  41

  42

  43

  44

  45

  46

  47

  48

  49

  50

  51

  52

  53

  Часть пятая

  55

  56

  57

  58

59

  60

  61

  62

  63

  64

  65

  66

  67

<< пред. <<   >> след. >>

     59
     
     Они вышли из палатки уже поздним утром. Небо было затянуто серовато-белой пеленой, порывистый ветер то и дело раздирал ее. Мокрая и холодная трава прижималась под ветром к земле. Деревья протяжно стонали, с их ветвей слетали большие стаи ржавых листьев. Листьями была усеяна вся поверхность озера, высокие волны сбивали их в кучу и гнали к берегу.
      — Мы и вправду здесь совсем одни, — сказала Сильвия.
     Они шли вдоль пляжа. Слышался плеск воды,
      — Надо мне отыскать местечко и вымыться.
      — Воды, мне кажется, тут хватает, — улыбнулся Жюльен.
     Одной рукой он обнял девушку за талию, другой подхватил под колени и закружился с нею на месте.
      — Сейчас кину тебя в воду.
      — Кидай, только и сам окажешься там со мною.
     Сильвия обвила руками его шею.
      — В таком случае, уж лучше разденемся.
      — Ты и в самом деле надумал купаться?
     Жюльен спустил ее на землю. Из палатки они выскочили босиком и потому сразу вошли в воду.
      — Смотри, совсем теплая. Гораздо теплее этой мокрой холодной травы.
     Сильвия прямо на голое тело натянула юбку и свитер, обтягивавший грудь. Она огляделась по сторонам и спросила:
      — Ты уверен, что мы тут одни?
      — Конечно. А потом, нам никто не мешает пойти вон под те деревья.
     Взявшись за руки, они побежали к деревьям, ветви которых образовали свод над темной водой.
      — Страшновато немного, правда, милый?
     Молодые люди быстро разделись. И Жюльен потащил Сильвию в воду. Дно озера почти от самого берега круто уходило вниз, и им сразу же пришлось поплыть. Ветер поднимал сильную волну, она била в лицо.
      — Какое чудесное ощущение! — воскликнула Сильвия.
      — Куда лучше, чем в Альби.
      — Да, ванна тут гораздо просторнее.
      — Тебе довольно воды?
     Они смеялись. Потом обнялись, Сильвия обхватила Жюльена руками и потащила ко дну. Он испытывал невольный страх, но заставил себя не сопротивляться. У него было такое чувство, будто он стремительно идет в глубину, но ему это лишь показалось: как только Сильвия разжала руки, он вскинул голову и тотчас же всплыл на поверхность. Лежа на спине, девушка быстро удалялась, смеясь. Жюльен догнал ее и лег на спину рядом. Волосы Сильвии покачивались на волнах, как водоросли, ее грудь чуть выглядывала из воды. Внезапно он ощутил острое желание, но предаваться любви в озере было нельзя. Выйдя на берег, они, не вытершись и не одевшись, кинулись под деревья и, обнявшись, опустились на ложе из опавших листьев.
     Утишив любовный жар, молодые люди снова бросились в воду, чтобы освежиться и смыть листья, приставшие к телу. Они плыли медленно. Вода, как бальзам, снимала утомление...
     И вот они уже опять на лугу, шагают, прижавшись друг к другу, слегка пошатываясь от усталости; со стороны кажется, что налетающий ветер поддерживает их. Еще не просохшие волосы Сильвии то и дело падают ей на лицо, она поворачивает голову, и ветер отбрасывает волосы в сторону.
      — Дорогой мой, если я скажу тебе, что думаю сейчас о Верлене, какие строчки ты назовешь? — спрашивает она.
      — Я предпочел бы, чтобы ты думала обо мне.
      — О тебе я думать не могу. Ты все время со мной. Мы с тобою — одно... Ответь же на мой вопрос.
      — Но я не помню наизусть всего Верлена.
      — Это стихотворение ты помнишь.
     Жюльен помолчал с минуту, взглянул на Сильвию и прочел:
     
     Мы шли и грезили, а ветер налетал,
     Ерошил волосы и думы навевал.

     
     Сильвия подпрыгнула от радости, пылко обняла Жюльена и воскликнула:
      — Клянусь тебе, милый, клянусь тебе нашей любовью, что я думала именно о двух этих строках. Ты мне веришь? Веришь?
      — Ну конечно, дорогая.
      — В этом и проявляется настоящая любовь, да? Видишь, мы с тобой и вправду единое существо.
     Они разостлали одеяла на лугу перед палаткой.
      — Одеяла насквозь промокли, а мы ими укрывались во сне, — сказал Жюльен.
     Сильвия в ответ улыбнулась.
      — А я ничего и не почувствовала... Тебе и в самом деле кажется, что мы ночью спали?
     Они позавтракали хлебом, шоколадом и фруктами.
      — Сейчас я позвоню и попрошу кофе, — пошутила девушка.
      — Бедняжка, тебе хочется кофе?
      — Нет, мне хочется погулять с тобой по лесу.
     Молодые люди пошли через луг.
      — Мы этой ночью вели себя как безумные, правда?
      — По-моему, мы с первого дня ведем себя как безумные.
     Сильвия остановилась и взглянула на Жюльена.
      — Я хотела сказать, что мы, должно быть, натворили глупостей.
      — Вовсе нет, — сказал Жюльен. — Вот сейчас ты ведешь себя как безумная.
      — Ты уверен, что не натворил глупостей?
      — Нет, дорогая, не тревожься.
     Жюльен солгал. Сильвия снова зашагала вперед, прошептав:
      — Я была так счастлива, так счастлива...
     Ветер донес до них запахи леса. Трава была уже не такая мокрая. Сухие листья взвились столбом и пронеслись мимо. Они обернулись и проводили этот ржавый столб взглядом. Их палатка осталась далеко позади. Она была совсем маленькой, затерянной среди этой дикой, дышавшей привольем природы. А листья взлетали все выше и выше, теперь они казались крохотными черными точками в сером небе. Ветер еще несколько мгновений удерживал их в воздухе, потом разметал по поверхности озера.
     Стало тихо. Вода на фоне темной громады горы светилась, точно расплавленное серебро.
      — Тебе не кажется, что в этом отблеске есть нечто потустороннее, нереальное?
      — Кажется. И какая странная тишина пришла на смену ветру!
      — Ветер умчался отсюда.
      — Вовсе нет. Он только поднялся к небу.
     Сильвия откинула голову и прижалась к плечу Жюльена.
      — А ведь ты прав, — сказала она.
     Облака то и дело расступались, позволяя увидеть узкие полоски голубого неба, которые тут же исчезали.
      — У тебя нет такого чувства, будто близится конец света?
      — Пожалуй. Но это нелепое ощущение.
      — Не скажи. А ну как мы остались одни в целом мире? А ну как все живое по ту сторону гор уничтожила гроза? Правда, назвать концом света это нельзя, потому что мы-то с тобой уцелели.
     Жюльен слушал Сильвию не перебивая. Она еще долго говорила о небе, в котором ей виделось множество образов, пугающих и обнадеживающих, потом на минуту умолкла и вдруг почти торжественно спросила:
      — Скажи, когда ты вот так смотришь на небо и вообще на все, что нас окружает, не чувствуешь ли ты чье-то присутствие?
      — Временами чувствую.
      — В церкви я никогда по-настоящему не ощущала присутствия бога, а вот сейчас убеждена, что он нас видит.
     Сильвия опять умолкла, потом, видя, что Жюльен хранит молчание, спросила:
      — А ты, ты не веришь в бога?
      — Как тебе сказать... И сам не знаю. Но я тоже ощущаю чье-то присутствие.
      — Как ты думаешь, он нас понимает? Осуждает? Или полагает, что мы не в силах были воспротивиться своей любви?
      — Может, он...
     Жюльен остановился. Рука Сильвии сильнее сжала его запястье. Они достигли опушки леса.
      — Прислушайся, ветер спускается ниже, — шепнула девушка.
     В верхушках деревьев что-то зашумело, потом снова наступила тишина.
      — Ветер опять умчался. Спустился, чтобы посмотреть, тут ли мы. Ветер — наш друг, я знаю.
      — Разве ты не предпочитаешь солнце?
      — Ветер просто прелесть. И дождь прелесть...
      — А гроза?
     Сильвия пристально посмотрела на Жюльена.
      — И гроза, пожалуй, — прошептала она.
     Они вышли на поляну. Над ними вновь показалось небо, оно проглядывало сквозь переплетение ветвей и листьев.
      — Именно так вот и надо венчаться людям, — сказала Сильвия. — Без посторонних свидетелей. И чтобы присутствовало только вот это.
     Рука ее медленно поднялась и описала большой круг, словно она пыталась гибким движением обнять все, что раскинулось рядом и над ними.
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015