[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Владимир Фирсов. Восставший над громом

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  ГЛАВА ВТОРАЯ

  ГЛАВА ТРЕТЬЯ

  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА ПЯТАЯ

  ГЛАВА ШЕСТАЯ

  ГЛАВА СЕДЬМАЯ

  ГЛАВА ВОСЬМАЯ

  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

<< пред. <<   >> след. >>

     ГЛАВА ПЯТАЯ
     
     Цвела черемуха в низинах.
     Плыла над омутом луна.
     Восторженно-неотразима
     Была в тот вечер тишина.
     Она спала в ярах покатых,
     В дремучих чащах ивняка,
     И лишь на лунных перекатах
     Катала камешки
     Река.
     Да колокольчики на донках
     Пересекали тишину,
     И монотонно,
     Долго,
     Звонко
     Комар настраивал струну.
     Неслышно
     Звездочки дрожали,
     И были соловьи тихи,
     И мы у костерка лежали
     И ждали сказочной ухи.
     Да, тишина!..
     Она над нами
     Плыла, как звездная река.
     В безветрии звучало пламя
     Того скупого костерка.
     
     Звучали
     Звезды, травы, росы,
     Светло звучали в тишине.
     В той тишине звонкоголосой
     Мы говорили о войне.
      — Ты знаешь, — Алексей угрюмо
     Привстал
     И жадно закурил, —
     Ты знаешь, я о ком подумал?..
     О тех, кто жизнь нам подарил.
     Нам помнить мужество солдата —
     Отца иль брата на войне...
     Мы чистой памятью богаты,
     А этим жить тебе и мне.
     Ну что б мы ныне людям дали
     И чем бы насладились всласть,
     Когда б не наша тетя Дарья
     И наша правильная власть!
     
     Мы с ней живем во всем согласно,
     Она как истинная мать.
     А власть
     На то и власть,
     Чтоб властно
     Судьбой сынов повелевать... —
     Он приумолкнул как-то сразу
     И от окурка
     Прикурил.
     
      — А знаешь,
     Я тебе ни разу
     О Венгрии не говорил.
     То как-то времени нехваток,
     То думал, расскажу потом.
     Ведь я входил в нее
     Солдатом
     В том самом пятьдесят шестом.
     Бывает так:
     Проснешься ночью,
     А память сердце опалит,
     И не сомкнешь до света очи,
     Душа встревоженно болит.
     Представь себе:
     В тумане мглистом
     Холодный город потонул.
     Шли как во сне.
     Но первый выстрел
     Нас всех к реальности вернул.
     Да, мы вели себя как надо,
     Как долг в тот час повелевал.
     Но скольких,
     Кто со мной был рядом,
     Сразили пули наповал!..
     Мы в Будапешт вошли с рассветом,
     Вошли
     В предчувствии беды...
     Я помню сквер у горсовета
     И трупы,
     Что свисали с веток,
     Как черной осени плоды.
     
     Да, это были коммунисты,
     Что отбивались как могли,
     Что для себя
     Последний выстрел
     На крайний случай
     Берегли.
     Они сдаваться не хотели,
     Ведь каждый понял в эти дни,
     Что проморгали,
     Проглядели
     «Колонну пятую» они;
     Что под личиной «демократов»
     Не разглядели вражьих лиц.
     И вот пришла,
     Пришла расплата
     За пагубный либерализм.
     Их в петли
     Мертвыми вдевали.
     Им больше нечего терять.
     Но, мертвые,
     Они взывали
     Ошибок их не повторять.
     
     А небо опускалось низко
     И сквозь тяжелый смертный дым
     Оплакивало коммунистов
     И смерть
     Сочувствующих им.
     Земля, земля,
     Ты стольких за день
     Недосчиталась сыновей!..
     Был враг в безумстве беспощаден.
     
     В огне тех самых черных дней
     Я видел женщин овдовевших,
     Я видел,
     Видел их в лицо —
     Юнцов,
     От крови опьяневших,
     Стрелявших в братьев и отцов.
     Я видел девочек тщедушных,
     «Надежду будущих веков».
     Они стреляли равнодушно
     В седых, как совесть, стариков.
     Стонали камень и железо,
     Заслыша человечий стон.
     Отпетые головорезы
     Через открытый шли кордон.
     Казалось,
     Навсегда распята
     Свобода вражеской рукой...
     
     Но мы, советские солдаты,
     Как и в далеком сорок пятом,
     Вернули Венгрии покой.
     А враг готовился упорно
     К тем страшным, горьким дням земли.
     Врагом посеянные зерна
     Не сразу
     Пулями взошли.
     
     Рассчитывая на беспечность,
     Над чувством Родины глумясь,
     Таилась
     Подлинная мразь,
     Рядилась в общечеловечность.
     
     Враг — торопиться не хотел он,
     Поскольку
     Выдержка важней.
     Он делал ставку на незрелых
     И оступившихся парней.
     
     Учитывал их поименно
     И знал их жалкие дела.
     Не сразу
     «Пятая колонна»
     Петлю, как знамя, подняла.
     Вот так!..
     
     И Алексей устало
     Пошел к обрыву над рекой.
     В лесу спокойно рассветало.
     А в сердце, в сердце —
     Непокой.
     
     Уха нетронутою стыла.
     Росинки плавились в горсти,
     Как цвет черемухи,
     Светила
     Спадали с Млечного Пути.
     
     И где-то там
     Туманной глыбой
     Вставало солнце тяжело.
     И с чавканьем плескалась рыба,
     Дробя туманное стекло.
     
     Мы молча речку покидали
     В раздумье —
     Каждый о своем.
     Мы на могилу тети Дарьи
     Пришли с Алешею вдвоем.
     
     Теперь я понял,
     Как похож он,
     Простой погост в краю родном,
     На тот,
     Где ныне спит Алеша
     Вовеки непробудным сном.
     
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015