[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Аверченко Аркадий Тимофеевич. Новая история (Из "Всеобщей истории, обработанной "Сатириконом")

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  ВВЕДЕНИЕ

  ЭПОХА ИЗОБРЕТЕНИЙ, ОТКРЫТИЙ И ЗАВОЕВАНИЙ

  РАЗДОРЫ И ДРАКИ ИЗ-ЗА ИТАЛИИ И ПРОЧ.

РЕЛИГИОЗНАЯ ПУТАНИЦА В ГЕРМАНИИ

  ИЕЗУИТСКИЙ ОРДЕН

  ФРАНЦИЯ И ГУГЕНОТЫ

  ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ

  ГЕНРИХ НАВАРРСКИЙ

  КАРДИНАЛЫ

  ТЮДОРЫ, СТЮАРТЫ И Ко.

  ВЕЛИКИЕ ЛЮДИ

  ДАНИЯ, ШВЕЦИЯ И НОРВЕГИЯ

  ПОЛЬША

  ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОИНА (1618-1648)

  РЕЗУЛЬТАТЫ

  ЛЮДОВИК XIV И XV ВО ФРАНЦИИ

  ПЕРВЫЕ БАНКИРЫ

  СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИЕ ШТАТЫ

  ГЕРМАНСКИЕ ПРАВИТЕЛИ XVIII ВЕКА

  СЕМИЛЕТНЯЯ ВОЙНА (1756 -- 1763)

  РЕЗУЛЬТАТЫ СЕМИЛЕТНЕЙ ВОЙНЫ

  ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

  ТЕРРОР

  НАПОЛЕОН БОНАПАРТ

  РЕЦЕПТ УСПЕХА

  НАПОЛЕОН -- ИМПЕРАТОР

  КОНЕЦ НАПОЛЕОНА

  ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  Примечание

<< пред. <<   >> след. >>

     РЕЛИГИОЗНАЯ ПУТАНИЦА В ГЕРМАНИИ
     
     Начало коренной ломки католичества положили так называемые гуманисты, прямой противоположностью которых являлись так называемые обскуранты.
     Для ясности попробуем в двух-трех обыкновенных, понятных словах охарактеризовать тех и других, руководствуясь при этом тем впечатлением, которое осталось у нас после тщательного штудирования эпохи реформации
     Так называемые гуманисты: порядочные, умные, интеллигентные люди, без косности и предрассудков.
     Так называемые обскуранты: невежественные глупцы, темные и злые дураки.
     Из этих душевных свойств вытекали и поступки тех и других...
     Одни писали умные книги, другие сжигали их; одни говорили здравые человеческие слова, другие, возражая им, несли невозможную чушь, так что, по словам одного летописца того времени:
      — Уши вянут, когда слушаешь обскуранта.
     Правда, гуманисты тоже иногда впадали в ненужную крайность. Каждый гуманист думал, что умнее его никого и нет, и сейчас же выдумывал новое религиозное усовершенствование, проповедовал новую, свою собственную (остерегаться подделок!) веру...
     Повторилась та же история, что с изобретениями и открытиями: появилась мода на изобретения — все бросились изобретать что попало: книгопечатание, порох, магнитную стрелку... Эту моду сменила другая: открывать. Все лихорадочно ринулись открывать, — что подвернется под руку, без всякого толку и смысла...
     Понаоткрывали разных земель — мода устарела... Уже считалось признаком дурного тона, старомодным провинциализмом — открыть какую-нибудь новую землю. Проезжая мимо не открытых еще земель, мореплаватели делали вид, что не замечают их.
     Образовалась в душах пустота — и пустота эта стала заполняться разными вероучениями.
     Кажется, достаточно было того, что один умный религиозный человек, так наз. Мартин Лютер, исправил католическую религию, довел ее до простоты, очистил от многих ошибок и заблуждений. Нет! Появился еще какой-то Цвингли, который перевернул вверх дном всю Швейцарию, доказал, что Лютер — постепеновец, обвинил его чуть ли не в октябризме [1] и стал устраивать религию по-своему: запретил церковное пение, свечи и даже велел вынести из церквей все изображения святых.
     Отсюда и пошла известная швейцарская поговорка: «Хоть святых вон выноси» (1531 г.).
     
     [1] Октябризм — здесь автор намекает на политическое течение в дореволюционной России, представленное партией «Союз 17 октября», названной от царского манифеста 17 октября 1905 года. Октябристы в Государственной думе блокировались с кадетами и монархистами.
     
     Проповеднику по имени Кальвин не понравился ни Лютер, ни Цвингли. Он потер себе лоб и выдумал новое вероучение, сущность которого заключалась в предопределении. Кальвин уверял, что люди заранее назначены — одни к вечному спасению, другие к вечной гибели. Конечно, проповедуя это, Кальвин, по своей теории, ничем уже и не рисковал в будущей жизни. Раз ему заранее было назначено то или другое — Кальвин делал в текущей жизни, что ему вздумается.
     По имени Кальвина — его последователи стали называться гугенотами, но даже и этот псевдоним не спас их от истребления (см. оперу «Гугеноты»).
     Некоторое время гугеноты под именем пуритан еще держались в Англии (Шотландия), но и там они постепенно вывелись. Теперь среди англичан и днем с огнем не найдешь пуританина — все едят кровавые ростбифы, ходят в кинематограф и даже изредка женятся друг на друге.
     Так, по свидетельству беспристрастной истории, все религии постепенно вырождаются, мельчают и меркнут.
     Личность Мартина Лютера. Как и большинство людей его сорта, Мартин Лютер имел «ввалившиеся горящие глаза, вдохновенный вид и говорил убедительно, смело, открыто и горячо».
     Так, например, когда профессор Эк вызвал его на религиозный спор, Лютер стойко выдержал Эковы нападки и защищался, как лев. Выслушав мнение Лютера об Иоганне Гуссе, Эк сказал:
      — С этих пор, достопочтенный отец, будьте зы мне, как язычник и мытарь.
      — Сам-то ты хорош! — ответил ему Лютер (Шлезенг, II ч. стр. 143), — чем этот исторический диспут и закончился.
     Спрашивается: какая же причина побудила Лютера принять лютеранство? История отвечает на это:
      — Папские индульгенции!
     Индульгенциями назывались свидетельства, вроде тех, которые выдаются теперь «о прививке оспы».
     На первый взгляд это были простые продолговатые бумажки, но в них заключалась удивительная сила: стоило только купить такую бумажку, — и покупателю отпускались грехи, не только прошедшие, но и будущие.
     Перед тем, как зарезать и ограбить семью, разбойник шел к монаху и, поторговавшись до седьмого поту, покупал индульгенцию...
     Иногда, не имея денег, брал ее в кредит.
      — Ничего, — говорил, обыкновенно, добродушный монах. — Отдашь после, когда зарежешь. Вы наши постоянные покупатели, как же-сь!..
     Если бы пишущий эти строки имел в кармане индульгенцию, которая отпустила бы ему нижеуказанный грех, он сказал бы:
      — Все католические монахи того времени были канальи и мошенники, а все разбойники круглые дураки.
     Как это ни удивительно, учение Лютера пришлось по вкусу именно влиятельным князьям и курфюрстам. В особенности нравилась им та часть учения, которая доказывала, что монастыри не нужны, что можно спасаться и без монастырей. В припадке религиозного фанатизма курфюрсты позакрывали все монастыри, а имущество монастырское и земли секуляризировали.
      — Послушайте, — возражали монахи, — зачем же вы отнимаете у нас наше добро?
      — Мы не отнимаем, — оправдывались курфюрсты, — а секуляризируем.
      — А, тогда другое дело, — говорили успокоенные монахи и, убегая в горы, предавали курфюрстов и самого Лютера навеки нерушимому проклятию... (Комминг. «Начало реформации». Стр. 301).
     Таким образом, совершенно незаметно Лютер сделался официальным революционером при дворах курфюрстов и князей...
     В этот период его жизни «ввалившиеся горящие глаза» перестали вваливаться и гореть, щеки округлились, и, хотя он по-прежнему говорил «смело, открыто и горячо», но вот уже каковы были его смелые горячие речи (после восстания крестьян, притесняемых дворянами):
      — Этих мятежников нужно убивать, как бешеных собак.
     Курфюрсты не могли нарадоваться на своего протеже...
     Несмотря на все это, популярность лютеранства так возросла, что появились даже подделки.
     Происходило то же, что теперь происходит с аэропланами.
     Аэроплан придуман и усовершенствован был одним человеком... Но другие хватались за это изобретение, приделывали сбоку какой-нибудь пустяковый винтик или клапан — и выдавали весь аппарат за продукт своего творчества.
     Так — появились анабаптисты... Это были те же лютеране, но имели свой собственный клапан: многоженство и вторичное крещение детей.
     Мало этого — какой-то священник Меннон [1] заинтересовался анабаптизмом, ввел в него какой-то пустяк и основал секту меннонитов.
     У Меннона уже никто не хотел заимствовать его изобретения — аппарат принадлежал к категории тех, которые не летают...
     
     [1] Правильно: Менно Симонс. Меннониты проповедуют смирение, отказ от насилия, верят во «второе пришествие Христа».
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015