[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Пидоренко Игорь Викторович. Про зайцев

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  2

  3

4

  5

  6

  7

  8

  9

  10

  11

  12

  13

<< пред. <<   >> след. >>

     4
     
     Одноэтажный желтый дом был огорожен только спереди, со стороны улицы. Покосившийся забор казался театральной декорацией, да, и сущности, ею и был. Он ничего не закрывал. Среди старых, почерневших от времени и дождей досок зияли обширные проломы. Диссонировала с общим запушенным видом только калитка. Сколоченная из свежеоструганных досок, яркая, бело-желтая, она была просто неуместна. Выглядело это так, будто хозяин взялся ремонтировать весь забор, да передумал, поставив лишь новую калитку.
     Егор заглянул во двор — нет ли собаки? Собака была. От будки в дальнем конце двора почти до самого забора тянулась по-над землей проволока.
     К ней была прикреплена короткая цепь, на конце которой хмуро сидел здоровенный косматый пес.
     Егор сильно потряс калитку, крикнув: «Эй, есть кто дома?» — рассчитывая, что на лай собаки кто-нибудь выглянет.
     Собака повела себя удивительно. Коротко взвизгнув, она подпрыгнула и, громыхая цепью по проволоке, метнулась к будке, с разгона нырнув в се отверстие.
      — Какие нервные тут собаки, — заметил Денис, с интересом наблюдавший за происходящим через щель.
      — А вот посмотрим, каковы у них хозяева, — сказал Егор и, отодвинув засов, открыл калитку. Сделав несколько осторожных шагов к дому, он все же опасливо поглядывал на будку: вдруг пес опомнится от первого испуга и выскочит. Из конуры, однако, не доносилось ни звука. Егор удовлетворенно хмыкнул и теперь уже смело поднялся по ступеням.
     Дверь была заперта. Он стукнул в нее несколько раз костяшками пальцев и прислушался. В доме что-то скрипнуло, прошуршало и вновь воцарилась тишина. Егор постучал сильнее, кулаком. Никакого ответа.
     Шлепать по лужам до следующего дома только за адресом дяди Саши никак не входило в планы Егора. Надо было добиваться ответа здесь, тем более что в доме определенно кто-то был. И он снова замолотил кулаком в дверь. На этот раз послышались осторожные шаги и мужской голос спросил:
      — Чего надо?
     Егор с облегчением вздохнул:
      — Ну, слава богу, живые есть. Что у вас тут стряслось? — и подергал нетерпеливо за ручку двери.
     Слышно было, как человек с той стороны отпрыгнул, сбил что-то, кажется, ведро, которое с грохотом покатилось, и закричал неожиданно высоким голосом:
      — А ну, не трожь дверь! Стрелять буду! — В наступившей тишине действительно послышался металлический щелчок взводимого курка.
     Егор, ухватив Дениса за шиворот, рухнул со ступенек и прижался к стене боком, стараясь прикрыть собой сына. Ни одного нормального человека! Сумасшедшее село!
     В голосе человека за дверью слышались одновременно и испуг, и такая решимость, что можно было не сомневаться — стрелять он будет и, стреляя, постарается непременно попасть в них. Может, это маньяк какой-нибудь? Денис стоял тихо, уткнувшись головой отцу под мышку, понимая, видимо, серьезность момента. Вот не повезло пацану, — веселенькие каникулы!
     Человек за дверью не ушел. Было слышно его шумное взволнованное дыхание. Тоже наверняка перепугался. Не часто ведь приходится угрожать человеку оружием.
     Егор негромко сказал:
      — Эй, послушайте!
      — Ну, чего тебе? — откликнулись из-за двери. В голосе все еще был испуг.
      — Может быть, поговорим все-таки? — В Егоре начала подниматься злость на этого трусливого человечка, укрывшегося за прочной дверью да еще взявшегося за ружье.
      — Не о чем нам с тобой разговаривать! Катись отсюда, а то выстрелю!
      — Ты бы хоть послушал меня сначала, придурок, прежде чем ружьем махать! — рявкнул Егор, уже не сдерживаясь. Денис хихикнул из-под мышки.
     Как ни странно, ругань успокоила собеседника. Уже более ровным голосом он отозвался:
      — Не ори! Нечего было дверь дергать. Спросил что хотел, и пошел своей дорогой. А то — дергает! Так чего надо-то?
      — Что у вас тут стряслось? Собака от живого человека прячется. К тебе сунулся — ружьем пугаешь. — Егор остывал, полез в карман за сигаретами. — Боишься, что ли, кого?
     За дверью невесело хмыкнули.
      — Не боюсь, а опасаюсь. Разница есть. Ходят тут хмыри всякие, вроде тебя. Выспрашивают, выглядывают. То им иконы подавай, то скотину покажи. Под окнами шастают, светом, гулом по ночам пугают. Вчера деньги какие-то сулили.
     Егору вдруг вспомнился попутчик. Странно все это.
     Что-то толкнуло его в колено. Он глянул вниз и обмер. Пес все-таки выбрался из конуры и теперь стоял рядом, раскрыв огромную свою пасть. И Денис бестрепетно протягивал к нему руку. Егор не успел ничего сделать, только подумал: «Сейчас тяпнет!», а сын уже гладил собаку по голове и чесал за ушами. Та виляла хвостом, подставляла шею. Егор вздохнул облегченно и спросил того, за дверью:
      — А за что деньги сулили?
      — Шут его знает. Говорили, услугу большую окажу. А какую — не сказали. Ну, ладно, ты-то чего выспрашиваешь? Чего надо?
     Спохватился, подумал Егор. Здорово ж его напугали «гулом и светом». Вслух спросил:
      — Где Попов живет, Александр Иванович?
      — Александр Иванович? — явно обрадовались за дверью. — Учитель бывший, да?
      — Вроде бы, — подтвердил Егор.
      — А зачем он тебе?
      — Племянник я его, в гости приехал.
      — А не брешешь?
     Егор улыбнулся.
      — Вот те крест!
      — Ну раз племянник, то слушай. Ступай направо, до почты. За ней следующий и будет его дом. Небольшой такой, зеленый. Понял?
      — Понял, спасибо. Как зовут-то тебя, скажи. Или тоже нельзя?
     За дверью рассмеялись.
      — Почему нельзя? Можно. Петром зовут. Петр Серафимович Клюев. Зачем тебе?
      — Да так, для памяти. Человек ты уж больно веселый. — Егор оттолкнулся плечом от стены, выпрямился. Вспомнил: — А что же собака у тебя такая нервная?
      — Понимаешь, напугали ее, наверное, эти, что выспрашивают. Вот она и боится теперь всех. Собаки — они ведь плохого человека за версту чуют.
      — Слышал? — сказал Егор сыну. — Мы, стало быть, люди хорошие, раз собака нас больше не боится. Давай, прощайся, пойдем.
     Денис с явной неохотой оторвался от пса, потом все же еще раз погладил того по голове и пошел к калитке. Пес, звеня цепью, отправился следом.
      — Ну, бывай, Петр Серафимович. Приятно было познакомиться. Смотри, не пали в кого попало. Береги патроны.
      — Ладно тебе! — незлобливо отозвался Клюев. — Счастливо добраться.
     За калиткой Егор оглянулся на дом. Вслед ему, раздвинув занавески и прижавшись лбом к стеклу, смотрел круглолицый парень лет двадцати. Рядом с ним торчал темный ствол ружья. Егор улыбнулся и помахал рукой. Петр Серафимович тоже заулыбался и махнул в ответ.
     
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015