[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Несин Азиз. Рассказы

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  Дружественные отношения

  Он остается

  Машина - оратор

  Жаль деньги народные

  Лишь бы родина процветала

  Я - резиновая дубинка

  Ее величеству фасоли

  Кофе и демократия

  Ищите - да обрящете

  Страшный сон

  По сходной цене

  Сам виноват!

  Отчего чешется Рыфат-бей

  Люстра

  Свой дом

  А сумеешь ли ты быть у нас врачом?

  Очки

  Мученик поневоле

  Родительское собрание

  Газеты? В нашем доме им нет места

  В ожидании шедевра

  Все из-за дождя

  Уникальный микроб

  Хорошо делать благие дела

  Я разговаривал с Ататюрком [1]

  Долг перед родиной

  Среди друзей

  Любитель литературы

  Все мы в молодости увлекались поэзией

  Финансовые боги

  Если бы не было мух!

  Плата за страх

  Письма с того света [1]

  Мемет из Эмета

Относительное представительство

  Чернокожий солдат

  Сильный характер

  Скоро подорожает

  Телеграмма

  Моим уважаемым читателям

<< пред. <<   >> след. >>

      Относительное представительство
     
     
     Зеленые двери кофейни под вывеской "Читальня друзей — арендатор Джемаль Джаймаз" были распахнуты настежь. Джемаль-эфенди стоял возле очага и щипцами перемешивал угли в самоваре. Его подручный Хюсейн подметил земляной пол, который от обильного поливания и шарканья ног стал похож на черный бетон. На него легла тень от залитого солнцем пышного куста под окном. Она напоминала ковер, расшитый причудливыми узорами.
     Покончив с кофейней, Хюсейн начал подметать увитый плющом садик, полил колокольчики, протер мраморные столики. Когда он расставлял бутылочки газоса [1] по краям маленького бассейна, находившегося в центре садика, золотые рыбки испугались и ушли поглубже.
     
     [1] Газос — сладкая газированная вода, закупоренная в бутылочке.
     
      — Вытащи Хайдара во двор! — крикнул Джемаль-эфенди Хюсейну.
     Хайдар — это канарейка. Хюсейн снял клетку, подвешенную к потолку, и повесил ее на гвоздь под навесом, где стояли горшки с геранью и гвоздикой; на цветы были надеты яичные скорлупки. Покончив с уборкой, он пустил воду в фонтанчике.
     У дверей показался Ихсан-бей, бывший служащий на телефонной станции, а теперь пенсионер.
      — Заходи, Ихсан-бей!..
      — Благодарствую! Здравствуйте!
      — Здравия желаем!
      — Приготовь-ка мне кофе, сынок. Где газета?
     Ихсан-бей сел, поджав под себя правую ногу, поправил очки на носу. Хюсейн принес газету. Ихсан-бей раскрыл ее.
     Затем пришел Хаджи Махмут-эфенди. Поздоровались. За ним — отставной полицейский Бюньямин-эфенди.
      — Включи радио, Хюсейн! — попросил он, отхлебывая крепкий чай.
     Мальчик повернул переключатель приемника, прикрытого вышитой белой накидкой, Передавали какую-то беседу. Ихсан-бей, уткнувшийся в газету, замахал вдруг рукой, будто отгонял назойливую муху.
      — Выключи, выключи! Радио замолкло.
     Разносчик цветов Мазлум и молочник Халим вошли вместе. Они поздоровались с сидевшими за столиком и попросили домино. В кофейне стало людно.
      — О-о-о!.. Все друзья в сборе, — приветствовал посетителей с порога Мухтар Эмруллах-эфенди.
     Ихсан-бей, оторвавшись от газеты и посматривая поверх очков, произнес:
      — Слава и благодарение Аллаху! Дожили мы до блаженных дней.
     Никто не понял его слов, но все головы повернулись к нему. А Ихсан-бей, тыча рукой в газету, продолжал:
      — То, что до сих пор было причиной наших страданий, слава богу, уже позади. Пусть теперь объединятся хоть самые сильные державы, они не смогут нас согнуть.
     Мухтар Эмруллах-эфенди, который всегда спорил с Ихсан-беем, спросил:
      — Опять что-нибудь случилось, Ихсан-бей? Что пишут в газете?
      — Что пишут в газете?.. Наконец-то принята система относительного представительства [1].
     
     [1] Имеется в виду пропорциональная система избирательного права в капиталистических странах, при которой места в парламенте распределяются между отдельными партиями пропорционально количеству голосов избирателей, поданных за список кандидатов каждой из этих партий. В 1950 г. правительств Народно-республиканской партии, чтобы не допустить к власти оппозицию, ввело мажоритарную систему, при которой избранным в данном округе считается только кандидат (или список кандидатов), получивший большинство голосов. В 1961 г. после переворота 27 мая 1960 г. был принят избирательный закон, по которому было введено пропорциональное представительство при избрании национальной палаты и мажоритарная система при избрании сената. В 1964 г. мажоритарная система была заменена пропорциональной и при выборах в сенат.
     
     Мухтар Эмруллах-эфенди, чтобы сообразить, о чем идет речь, и что бы такое придумать в ответ, протянул:
      — Да-а-а... Вот этому я рад. Значит, приняли... систему относительного представительства.
     Мазлум, оторвавшись от игры, спросил:
      — Америка или Россия?
      — Какая там Америка, какая Россия, сынок!.. Мы приняли, мы. Отныне у нас относительное представительство.
      — Да-а-а... Хорошо, хорошо, пусть.
     Отставной полицейский Бюньямин спросил:
      — А почему вы думаете, что это хорошо?
      — А что плохого?
     Мухтар Эмруллах, не желая отставать от Ихсан-бея, сказал:
      — Хорошо — не то слово, прекрасно!
      — Дай бог, к лучшему!..
     Ихсан-бей продолжал разъяснять:
      — Возьми ты, например, Америку, Францию возьми, Англию, Германию, возьми Японию... Все они высокоразвитые страны, не тик ли?
      — Да, так. Все они далеко ушли, — заметил Хаджи Махмут.
      — Почему? Потому что и в Европе, и в Америке принята система относительного представительства. В этом все дело.
     Мухтар Эмруллах:
      — Стоит только принять систему относительного представительства, как страна быстро двинется вперед.
     Ихсан-бей продолжал:
      — Мы, начиная с танзимата [1], стремимся к прогрессу, но ничего у нас не получается. И не понимаем причины нашей отсталости. Если бы мы знали, в чем дело, давно бы все было по-иному.
      — Так в чем же дело, Ихсан-бей?
      — Как в чем? В относительном представительстве... Сколько раз у нас менялась власть. Пораскинь-ка умом и подумай: почему это Европа, Америка все время идут вперед?..
      — Конечно, причина есть.
     
     [1] Танзимат — период умеренных реформ, проводившихся в Турции в 40 — 70-х годах XIX в.
     
     Опять заговорил Мухтар Эмруллах:
      — Причина ясна: относительное представительство. Если бы это относительное представительство приняли у нас пять-десять лет назад, то сейчас и Европа, и Америка были бы далеко позади нас.
      — Да, слава Аллаху, — подтвердил Ихсан-бей, — у нас все есть. Есть руда, земли наши богаты, реки прекрасны, страна наша обширна, и климат благодатен... Чего нам не хватает? Только одного — относительного представительства...
      — Теперь и это будет. Пусть посмотрят тогда на нас... Все в кофеине, разинув рот, слушали разговор Ихсан-бея и Мухтара Эмруллаха.
      — Слава и благодарение Аллаху, получили мы относительное представительство!.. Если бы, например, это случилось сто лет назад, то мы давно бы уже слетали и на Луну, и на Солнце...
      — Знаешь, братец, отчего у меня душа болит? Ведь никому в голову это не приходило! А народ страдал. Ну, ничего, в конце концов поняли...
     В разговор вмешался молочник Халим:
      — Ихсан-бей, значит, это относительное представительство так необходимо?
      — А как же!.. Еще бы! Все зависит от него. В какой стране нет относительного представительства — там отсталость.
     Хозяин кофейни Джемаль глянул из-за самовара.
      — Простите, я одного не понимаю. Раз это относительное представительство так важно, так полезно, почему тогда до сих пор наши союзники американцы, наши друзья англичане, французы ни словечка нам не сказали?! Они дают нам займы, открывают кредиты, составляют планы. Вместо этого лучше бы посоветовали ввести относительное представительство — и крутись колеса... Право, позор! Какая же это дружба? Ну ладно, мы не могли заметить, а им-то со стороны видней.
      — Не могу ничего вам сказать, — отвечал Ихсан-бей. — Дружба дружбой, а табачок врозь. Каким бы ты другом ни был, а своя рубашка ближе к телу.
     В разговор вступил Хюсейн:
      — Значит, дело, о котором вы говорите, очень хорошее дело?
      — Конечно... И какое еще! Богатство страны, безработица, то, другое, пятое, десятое — все зависит от относительного представительства...
      — Черт возьми!.. — хлопнул Хюсейн себя по коленям.
      — Стыдно спросить, — сказал Мазлум, — но что это такое — система относительного представительства, или как ее, которую мы теперь приняли? Как же это теперь будет у нас?
      — Да, что это такое — относительное представительство? — спросил молочник Халим.
     Мухтар Эмруллах, который всегда вмешивался в разговор, сделал вид, что не слышит, и посмотрел па Ихсан-бея, своего соперника в ученых спорах.
      — Господа, — начал Ихсан-бей. — Относительное представительство означает следующее: то есть все будет по отношению. Понятно? Относительно...
      — Как? — спросил Джемаль.
      — Аллах, Аллах!.. Какие еще есть люди! Трудно вам объяснить, невеждам! Имеются отношения, не так ли? Каждая вещь имеет свое отношение. Ты, допустим, хозяин кофейни, а другой, например, купец. Все вы теперь будете жить в каких-то отношениях, то есть относительно. Ты не будешь стремиться жить, как купец, одеваться, как он. Не будешь говорить: «У него холодильник, значит, и у меня должен быть». Каждый будет знать свое отношение. Все беды, которые падали на наши головы, происходили из-за отсутствия относительности. От этого портятся нравы.
      — Ей-богу, правда! — сказал Хаджи-Махмут. — Нравы испортились. Женщина смотрит на богатую соседку и хочет одеваться, как она.
     Мухтар Эмруллах, улыбаясь из-под усов, заметил:
      — Ты ошибаешься, Ихсан-бей, система относительного представительства значит не то...
      — А что?
      — Как только партия приходит к власти, она начинает притеснять партию, которая потеряла власть, и перешла в оппозицию. Ее приверженцы обогащаются. Не так ли? Относительное представительство и означает: когда оппозиционная партия придет к власти, она по отношению к партии, передавшей ей власть, будет делать то же самое. Например, она будет обогащать своих приверженцев. Допустим, если старая власть построила цементный завод, то новая, к слову, построит автомобильный. Если старая власть построила пять сахарных заводов, то новая по отношению к ней власть построит десять. Потом другая власть построит двадцать... Вот таким образом страна постепенно и будет развиваться...
     Тут не вытерпел отставной полицейский Бюньямин:
      — По-моему, вы оба ошибаетесь. Система относительного представительства — это значит представление в определенных отношениях. Например, в школах бывают представления. В театрах бывают представления... Вот так. Допустим, в стране нужно что-то построить. Ну, например, нам нужны пароходы... Мы посмотрим, что лучше: построить их у себя или купить за границей? Все будет представлено точно, как в театре. Граждане будут приходить и смотреть. Одобрят они или нет, покажет голосование. То есть ничего не будет скрыто от народа. Все, что нужно сделать, будет представляться в определенных отношениях перед глазами народа, а затем...
     Ихсан-бей расхохотался.
      — Послушай, ты хочешь огромную страну превратить в театр?
      — С какой стати!.. Во всем мире так. В Англии, Германии, Японии, Италии — везде так. Только у нас не так.
      — А по-моему, — сказал молочник Халим, — при системе относительного представительства каждому будут предоставлены права. Человеку высокого роста потребуется на костюм два с половиной метра ткани, а нашему Хюсейну и полтора хватит. Так ведь? Вот в соответствии с этим... У одного человека в семье шесть человек, а другой холост. Но оба они чиновники и получают одинаковое жалованье. Разве так хорошо? Система относительного представительства не допускает такой несправедливости...
      — Значит, система относительного представительства, — хотел подытожить спор Джемаль, — это вроде как, например...
      — Да, приблизительно...
      — Очень хорошая вещь...
      — Хорошая — не то слово...
      — Значит, важная?
      — Конечно, важная... Очень важная...
      — Хорошо, что мы ее приняли...
      — Если бы мы ее приняли раньше, нам бы так не пришлось страдать...
      — Слава Аллаху, что мы дожили до этих дней!..
      — Слава и благодарение Аллаху!.. Лучше поздно, чем никогда...
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015