[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Несин Азиз. Рассказы

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  Дружественные отношения

  Он остается

  Машина - оратор

  Жаль деньги народные

  Лишь бы родина процветала

  Я - резиновая дубинка

  Ее величеству фасоли

  Кофе и демократия

  Ищите - да обрящете

  Страшный сон

  По сходной цене

  Сам виноват!

  Отчего чешется Рыфат-бей

  Люстра

  Свой дом

  А сумеешь ли ты быть у нас врачом?

  Очки

  Мученик поневоле

  Родительское собрание

  Газеты? В нашем доме им нет места

  В ожидании шедевра

  Все из-за дождя

  Уникальный микроб

  Хорошо делать благие дела

  Я разговаривал с Ататюрком [1]

  Долг перед родиной

  Среди друзей

  Любитель литературы

  Все мы в молодости увлекались поэзией

  Финансовые боги

  Если бы не было мух!

  Плата за страх

  Письма с того света [1]

Мемет из Эмета

  Относительное представительство

  Чернокожий солдат

  Сильный характер

  Скоро подорожает

  Телеграмма

  Моим уважаемым читателям

<< пред. <<   >> след. >>

      Мемет из Эмета
     
     
     В 1937 году я был стройным, бравым парнем. Но пришлось мне взять в руки большую суму и идти отбывать службу в армии. Прощайте, веселые деньки, когда я беззаботно разгуливал по улицам в развевающейся по ветру темно-серой пелерине! Пришлось мне сменить лакированные сапожки с короткими голенищами на огромные, пахнущие сырой кожей сапоги и тянуть армейскую лямку.
     На второй месяц моего пребывания в части была объявлена инспекционная проверка.
      — На проверку прибудет сам командующий армией, — наставлял нас, молодых лейтенантов, командир роты. — Первым делом он будет спрашивать у офицеров имена солдат, а солдатам прикажет назвать своих командиров.
     Офицеры срочно начали заниматься с подчиненными, заставляя вызубрить все, что записано в их метриках, и еще имена командиров.
     Как и в прошлые годы, командующий прибыл точно в назначенное время, остановил машину около одной из рот и обратился к первому попавшемуся солдату с вопросом, как его имя, откуда родом, а потом приказал перечислить имена командиров отделения, взвода, роты... Солдат без запинки назвал командиров отделения и взвода и растерянно смолк. Командующий вскипел и отчеканил:
      — Солдата, который не знает всех своих командиров, нельзя назвать солдатом.
     Он не стал больше обходить строй и уехал.
     И тут наш полковой интендант рассказал такую историю:
      — Беда с этими проверками. Когда я был лейтенантом, мы тоже пытались запомнить солдат хотя бы своей роты. Даже книжечку специальную завели и записывали в нее имя и приметы: Ахмет Бойлу, смуглый, с приплюснутым носом; Али Мертоглу, голубоглазый. Солдаты, как молитву, твердили имена своих командиров. Вот только Мемета из деревни Эмет я никак не мог этому научить. Этот Мемет нигде не бывал, кроме своей деревни. Да и в своей-то деревне редко находился: он пастух и все время со скотом в горах пропадал. В город он первый раз попал, когда его на военную службу призвали. Малый он был приятный, улыбался ласково, добродушно. А сам здоровенный верзила, рост — сто девяносто сантиметров. Пулемет на его плечах лежал ловко и легко. Мемету в городе было все внове, ему хотелось узнать как можно больше. Запоминал он нельзя сказать чтобы с лету, но зато уж если в голове его что оседало, то навечно. Он мог с завязанными глазами собрать пулемет ровно за семь минут — я по часам замечал. Он с ним возился целыми днями, как девчонка с любимой куклой. В огромной лапе Мемета части пулемета казались игрушечными. Представляете, его ладонь вдвое больше моей. По правде говоря, я привязался к Мемету. Славный он был малый.
     Как-то к нам в полк прибыл знаменитый борец. Схватился он с Меметом из Эмета. Мемет не знал техники борьбы и отбивался, как умел. А на лице улыбка, как у ребенка. Знаменитый борец то с одной стороны к нему подскочит, то с другой. Прыгал так целый час, а побить Мемета не смог. Их схватка вничью закончилась.
     Как начну я о Мемете говорить, не могу остановиться. И вот этого самого Мемета я никак не мог заставить выучить имена командиров. Путал нещадно, для него что командир корпуса, что командир взвода, что капитан, что генерал — все одно...
      — Сын мой, Мемет, будь повнимательней... Начинай с ефрейтора. Как его зовут? — спрашивал я Мемета. Он беспомощно моргал глазами, задумывался, а затем выкрикивал:
      — Мехмет Али!..
      — Да нет, Мехмет Али — сержант, а не ефрейтор.
      — Не могу я запомнить, мой командир, — жалобно отвечал Мемет.
      — Постарайся, сынок, давай сначала...
     Ровно два месяца бился я с Меметом. И ничего у нас не получалось. Тогда я заставил его учить по одному имени в день. Сегодня он целый день повторял имя командира батальона, завтра — командира полка... Но на третий день опять начиналась путаница.
     Я уже стал злиться. А этот великан, как стыдливая девица, опускал глаза и краснел.
      — Что делать мне, мой командир?! — растерянно шептал он.
     А было это за день до проверки.
      — Смотри, Мемет, командующий мне и нашему командиру задаст перца. И что ты за человек! Будто у тебя не голова, а решето, все проходит мимо. Попадешься на глаза командующему, выкручивайся сам как знаешь!
     Разозлился я не на шутку.
     На следующий день рано утром роту построили. В сторону Мемета я даже смотреть боялся. Вот подъехала машина командующего. Распахнулась дверца. Командир полка приветствует его, потом отдает рапорт, потом опять приветствует... Командующий прошел вдоль строя и остановился как раз против Мемета из Эмета. Я так и замер. Сейчас обрушится на мою голову беда. И сапоги сразу жать стали, и поясной ремень с портупеей спину давить... Взглянул я на Мемета, и мне показалось, что он ничуть не испугался. Генерал смотрит Мемету в глаза и говорит:
      — Повтори свое метрическое свидетельство.
      — Пятого корпуса, ..ой дивизии, ..ого полка, третьего батальона, второй роты, первого взвода, первого отделения Хасан оглу Мемет из Эмета, рождения 1333 года [1].
     
     [1] Год указан по мусульманскому календарю.
     
     Я молю Аллаха, чтобы генерал поскорей к другому солдату подошел.
      — Как имя твоего ефрейтора?
     Мемет не моргнув прокричал:
      — Али Юсуф!
      — Кто твой сержант?
      — Осман Хызыр!
      — Младший офицер?
      — Хасан Гюльтекин!
      — Взводный офицер?
      — Хюсейн!
      — Командир роты?
      — Капитан Мехмет...
     
     Нашего Мемета будто прорвало. Он так и сыпал, так и сыпал... Не успеет генерал закончить вопрос, как Мемет выпаливает ответ.
     Командир батальона?
      — Осман-бей!
      — Командир полка?
     Мемет из Эмета называл фамилии без запинки. Командующему, видно, понравился расторопный солдат.
      — Благодарю, — сказал он.
     И обратился к командиру полка:
      — Продолжайте проверку сами. Сел в машину и укатил.
     После отбоя я бросился к Мемету:
      — Послушай, Мемет, как ты на это решился?
     Мемет опустил голову, лицо его залила краска.
      — Ну, отвечай! Отвечай, сын мой! Глаза Мемета покраснели:
      — Виноват, мой лейтенант, а что было делать? Имя командира дивизии и имя командующего я вызубрил. А про остальных говорил, что на ум взбредет...
      — Вот это да! Ай да Мемет, не растерялся!...
      — Все у меня перепуталось, господин. Ты лейтенант, я привык к тебе, и то перед тобой язык мой ничего сказать не может. А перед пашой совсем растерялся, и все у меня из головы вылетело. Ну и начал городить, да простит меня Аллах!.. Хорошо, паша никого не знает!
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015