[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Бернар Клавель. В чужом доме.

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  2

  3

  4

  5

  6

  7

  8

  9

  10

  11

  12

  13

  14

  15

  16

  17

  Часть вторая

  19

  20

  21

  22

  24

  25

  26

  27

  28

  29

  Часть третья

  31

  32

  33

  34

  35

  36

  37

  38

  39

  40

  41

  42

  43

  44

  45

  46

  Часть четвертая

  48

  49

  50

  51

  52

  53

  54

55

  56

  57

  58

  Часть пятая

  60

  61

  62

  63

  64

  65

  66

  67

<< пред. <<   >> след. >>

     55
     
     Около двух часов дня господин Петьо возвратился из Монплезира. Переодевшись, Жюльен остался в своей комнате и, не шевелясь, сидел на кровати; он увидел, как хозяин вошел во двор, и услышал его возглас:
      — Нам еще повезло, мы вытащили и велосипед, и ящик для мороженого!
      — Как это вам удалось? — изумилась хозяйка.
      — Пока я отвозил торт, Эдуар пошел на берег канала, чтобы отыскать место аварии. Там он встретил какого-то рыбака. Этот почтенный человек все видел, даже позаботился отметить место. И если б не он, мы бы только бесцельно искали, потому что наш болван, конечно, ни о чем не подумал. Кстати, мне надо свести счеты с этим молодчиком.
      — Пройди сперва в столовую, ты ведь даже не кончил обедать, — сказала госпожа Петьо.
      — Нет-нет. От этой истории у меня весь аппетит пропал. Пойдите поешьте вы, Эдуар.
      — Да-да, ступайте, Эдуар, — подхватила хозяйка. — Какое счастье, что встречаются такие славные молодые люди, как вы!
     Жюльен услышал, как хозяин, поднимавшийся по лестнице, остановился на полпути и крикнул:
      — Пусть Эдуара покормит Жоржетта, а ты, Тереза, поднимись на минутку вместе со мной. Тебе тоже не мешает при этом присутствовать.
     Госпожа Петьо догнала мужа, и Жюльен услышал, что они приближаются к двери. Он вскочил и стал ждать. Он больше не дрожал. Стоя посреди комнаты, мальчик опустил голову, не сводя глаз с порога. Ручка повернулась, дверь открылась, и хозяин вошел в сопровождении жены.
      — Ты нас, конечно, ждал, — проворчал он.
     Госпожа Петьо вышла вперед и затараторила:
      — Ну скажите, голубчик Жюльен, разве можно быть таким неловким?
     Хозяин расхохотался. Шагнув к ученику, он заорал:
      — Неловким! Неловким! Все дело в неловкости, не так ли, господин Жюльен Дюбуа?
     Мальчик не пошевелился. Он медленно стиснул кулаки и приготовился к защите.
      — Может, ты нам объяснишь, как все это произошло? — спросил хозяин.
     Наступила пауза. Жюльен молчал, и тогда вмешалась госпожа Петьо.
      — Ну, догадаться не трудно: он, как всегда, витал в облаках.
     Хозяин повернулся к жене и, скрестив руки на груди, сказал:
      — А вот и нет, на сей раз дело не в этом. Совсем не в этом. И сколько ни думай, нипочем не угадаешь.
     Он замолчал. На лице хозяйки отразилось крайнее удивление. Господин Петьо с минуту глядел на Жюльена, потом вновь повернулся к жене и медленно заговорил, выделяя каждое слово:
      — Этот молодчик заснул... Да-да, просто заснул! Он смертельно устал, обессилел и заснул прямо на велосипеде. Тебя это удивляет? А между тем это так. Ведь ты заснул, сидя на велосипеде? — крикнул он Жюльену. — Говори, признавайся.
     Ученик отрицательно замотал головой.
      — Тебе нынче утром не хотелось спать?
     Жюльен снова замотал головой. Теперь сомнений больше не оставалось. И перед его глазами стояло уже не лицо хозяина, а лицо Эдуара. Мальчик с такой силой сжал кулаки, что ногти впились в ладони.
      — Значит, тебе не хотелось дрыхнуть, хотя ты спал всего лишь час? Выходит, ты сверхчеловек! Чудо природы! Но если ты такой богатырь, почему это незаметно, когда ты работаешь?
     Голос его звучал резке, но он не кричал. Еще раз взглянув на жену, он после некоторого колебания объявил:
      — Господин Жюльен Дюбуа убегает по ночам. Господин Жюльен Дюбуа возвращается в три часа утра и начинает работу в четыре. И знаешь, каким образом он ускользает? Нет? Не догадываешься? Так вот, он вылезает в окно и этим же путем возвращается, чтобы мы не услыхали, как хлопает дверь в коридоре. Да-да, вылезает и влезает в окно... Хотелось бы посмотреть, как он умудряется это делать. Уж если кто испорчен, так именно он!
     Хозяин говорил все громче и громче. Остановившись против Жюльена, он заорал:
      — Где ты пропадал этой ночью? Где ты пропадал? Отвечай, негодяй!
     Жюльен сильно вырос за последние месяцы и теперь был уже заметно выше господина Петьо. Поднявшись на цыпочки, хозяин приблизил искаженное гневом лицо к лицу ученика. Изо рта у него сильно пахло табаком. Он повторил:
      — Где ты пропадал? Говори добром, не то я заставлю тебя говорить.
     Жюльен немного отступил, чтобы не слышать запаха табака.
      — У девки был? Говори, признавайся!
     Жюльен поколебался, потом утвердительно кивнул. И тут же почувствовал, как у него словно прибавилось сил.
      — Ага, так я и думал! — завопил хозяин. — Должно быть, это проститутка самого низкого пошиба, раз уж она имеет дело с этаким ублюдком. Ты мне сейчас же назовешь ее имя, слышишь, сейчас же! И можешь поверить, эта история так просто не кончится! Видно, забыл, что ты еще несовершеннолетний!.. Я за тебя отвечаю! Слышишь!.. Отвечаю!
     На лице Жюльена промелькнула тень улыбки, он не спеша покачал головой.
      — Как? Отказываешься говорить? Ты... ты не... Ах, вот как! Не желаешь?.. Ну ладно, мы еще поглядим! Мы еще поглядим!
     Продолжая орать, хозяин поднял кулак. Жюльен уже приготовился к защите. Госпожа Петьо завопила:
      — Эрнест!.. Эрнест, умоляю тебя, это нам слишком дорого обойдется!
     Но муж ее не слушал. Град ударов обрушился на руки и плечи Жюльена, тот ушел в глухую защиту и только внимательно следил за ногами господина Петьо. Когда он увидел, что хозяин отнес ногу назад, чтобы сильнее ударить ею, мальчик согнул колени; напрягши мускулы, он секунду выждал, а потом быстро отпрыгнул в сторону. Башмак хозяина с размаху врезался в перегородку, выломав кусок штукатурки. Ярость господина Петьо усилилась.
      — Эрнест, остановись! — визжала хозяйка. — Остановись! Ты знаешь, как он упрям! Он ничего не скажет!
     Как обычно, господин Петьо остановился лишь тогда, когда у него перехватило дыхание.
      — Бедный Эрнест, в какое ужасное состояние ты приходишь из-за этого кретина! — стонала хозяйка. — Нам пора от него избавиться. Держать его больше нельзя. Никак нельзя. Спасибо еще, что он не испортил нашего славного Мориса... Нет-нет, это невозможно. Его нельзя тут оставлять, подумай сам, ведь первого октября Морис уходит и у нас появится новый ученик. Мы не можем позволить этому негодяю портить новенького, родители станут жаловаться и будут правы. Особенно если мы возьмем того мальчика из Оссона, на вид он кроток, как ягненок, так вежлив, так воспитан.
     Господин Петьо, все еще задыхавшийся и утиравший пот, беспомощно пожал плечами. Потом направился к двери. Из цеха доносилось дребезжание противней. Хозяин открыл дверь, вышел на площадку, повернулся вполоборота и крикнул:
      — Ну, а пока я тебя не вышвырнул вон, ты, надеюсь, не рассчитываешь, что я буду тебя даром кормить. За работу, быстро!
     Хозяин и хозяйка отступили в сторону, чтобы пропустить Жюльена. Он шел медленно, но, поравнявшись с ними, прыгнул вперед, и пинок господина Петьо едва коснулся его.
     В цеху все уже работали. Мастер бросил на Жюльена строгий взгляд. Хозяин, вошедший следом, спросил:
      — Вы уже в курсе, Андре?
      — Да.
     Морис вышел из цеха, держа в руках большой ящик.
      — Ступай вместе с ним, болван! — крикнул хозяин. — Поможешь Морису принести яйца, предпочитаю, чтобы ты не торчал у меня перед глазами... Но если будут битые, берегись!
     Ребята спустились в погреб. Подойдя к чанам, где хранились яйца, Морис сказал:
      — Ну, старик, по-моему, эту взбучку ты заслужил!
     Жюльен засучил рукава куртки, собираясь погрузить руки в ледяную и липкую воду.
      — Да, господин Петьо, верно, выгонит меня, — пробормотал он.
      — Ну, сильно сомневаюсь. Ведь я в конце месяца ухожу. Отец на меня рассчитывает, и хозяин отлично знает, что я не задержусь ни на один день; Эдуар еще не совсем освоился, так что вряд ли господин Петьо станет тебя сейчас увольнять. К тому же у тебя есть контракт, а то, что ты угодил в канал с таким тяжелым грузом на багажнике, не может служить основанием для увольнения.
      — Ну а то, что я уходил?
      — Когда уходил?
      — Да этой ночью, черт возьми!
     Морис опустил яйца, с которых стекали капельки молочно-белой воды, в ящик, потом оперся рукой о край чана и, нахмурив брови, посмотрел на Жюльена.
      — Черт побери, — пробурчал он. — Значит, этот негодяй проболтался?
      — Надо думать!
      — Когда он предложил хозяину поехать вместе с ним, у меня на минуту мелькнула такая мысль, но потом я решил, что он не посмеет.
      — Как видишь, посмел.
      — Ну и что дальше?
     Жюльен пожал плечами и снова стал доставать яйца из воды. Потом сказал:
      — Что я могу тебе ответить?
      — Эдуар — просто сволочь. Надо сказать мастеру, и он его проучит.
     Жюльен немного поколебался.
      — Нет, уж лучше я сам набью ему морду, — проговорил он.
      — Это было бы забавно, но тогда тебя наверняка уволят.
      — Плевать я хотел! — взорвался мальчик. — С меня довольно. С меня довольно.
     Он почувствовал, что слезы подступают у него к глазам, и умолк. Несколько минут ученики работали, не говоря ни слова. Тишину нарушал только плеск воды: она вытекала сквозь планки ящика, стоявшего на доске, перекинутой через чан. Время от времени над их головами слышались шаги прохожего и мимо отдушины мелькала чья-то тень.
      — На твоем месте я бы все рассказал мастеру, — заговорил Морис. — Если даже он сам ничего не станет делать, нужно, чтобы он знал. Нужно, чтобы он знал, какая дрянь этот Эдуар.
     На лестнице раздались быстрые шаги.
      — А вот и он, — шепнул Морис.
     В погреб вошел мастер с кастрюлей в руке. Он подошел к небольшому бочонку, опустил туда руку, вытащил пригоршню фруктового сахара и высыпал в кастрюлю. Потом приблизился к ученикам, искоса взглянул на дверь и, понизив голос, торопливо сказал:
      — Ты свалял дурака, Жюльен. Но как бы то ни было, а доносчика надо проучить. И с этим ты справишься. Хоть он на три года старше тебя, но сразу видать, что размазня... Надо только свести с ним счеты за пределами кондитерской и без свидетелей.
     Жюльен повернулся к мастеру, но тот уже уходил, почти бегом, опустив голову, чтобы не удариться о сводчатый потолок, нависавший над выходом.
      — Ну что я тебе говорил! — торжествовал Морис. — Я знал, что он будет на твоей стороне... Что ты собираешься делать?
     Жюльен выпрямился и, посмотрев на товарища, отрезал:
      — Уж не думаешь ли ты, что я струшу?
      — Уверен, что нет.
     Морис улыбался. Лицо его выражало неподдельное удовольствие.
      — Черт побери! — вырвалось у него. — Хотел бы я посмотреть, как ты его вздуешь.
      — Теперь надо придумать способ, как заманить его в укромное местечко, где не будет свидетелей.
      — Да, это нелегко. Он будет остерегаться. На вид он не из храбрых.
     Они немного помолчали, потом Морис заявил:
      — Самое главное, чтобы никто не принял его сторону, если он решит жаловаться.
      — Конечно.
      — Так вот, я придумал: скажу ему, что вместе с приятелями из других кондитерских мы отправимся в Паскье, к девочкам. Ребятам я объясню, в чем дело, они придут. Мы заставим его надеть перчатки, ты его вздуешь, и никто не подкопается.
      — А ты думаешь, он пойдет?
      — Еще бы! Ведь он, хоть то место у него и подгнило, все время ищет девчонок.
     Жюльен воспрянул духом. Впервые, после того как он свалился в канал, мальчик ощутил настоящую радость.
     Они по-прежнему доставали яйца из воды. Не прекращая работы, Морис продолжал подробно разрабатывать план будущего поединка и выбирал местечко поглуше.
     Когда ящик был наполнен, Жюльен поднял его. Морис с минуту помолчал, потом вполголоса спросил:
      — Скажи пожалуйста, ведь я этой ночью ничего не слыхал. Правда, что ты вернулся в три часа?
      — Да, около того.
      — Был у девушки?
     Жюльен кивнул.
      — Кто она? Я ее знаю? Мне-то можешь сказать. Это, часом, не красотка с улицы Пастера?
      — Нет.
      — Тогда кто же?
      — Обещаешь молчать?
     Морис поднял руку.
      — Клянусь, — сказал он, — ведь ты меня знаешь.
     Жюльен еще немного поколебался, потом рассказал, где он был.
      — Ну, старик, ты, я вижу, не теряешься, — заметил Морис. — Она чертовски хороша. Я и сам о ней подумывал, да не решался даже подойти.
     Жюльен глубоко вздохнул. Теперь он больше не испытывал страха. Напротив, никогда еще он не чувствовал себя таким сильным.
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015