[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Тэффи. Весна

 
Начало сайта

Другие произведения автора

Начало произведения

     Тэффи. Весна
     
     
     -------------------------------------------------------------------
     Тэффи Н.А. Рассказы. Сост. Е.Трубилова. — М.: Молодая гвардия, 1990
     Ocr Longsoft http://ocr.krossw.ru, сентябрь 2006
     -------------------------------------------------------------------
     
     
     Балконную дверь только что выставили. Клочки бурой ваты и кусочки замазки валяются на полу. Лиза стоит на балконе, щурится на солнце и думает о Кате Потапович.
     Вчера, за уроком географии, Катя рассказала ей о своем романе с кадетом Веселкиным. Катя целуется с Веселкиным, и еще у них что-то такое, о чем она в классе рассказать не может, а скажет потом, в воскресенье, после обеда, когда будет темно.
      — А ты в кого влюблена? — спрашивает Катя.
      — Я не могу тебе сказать этого сейчас, — ответила Лиза. — Я скажу тоже потом, в воскресенье.
     Катя посмотрела на нее внимательно и крепко прижалась к ней.
     Лиза схитрила. Но что же оставалось ей делать? Ведь не признаться же прямо, что у них в доме никаких мальчиков не бывает, и что ей и в голову не приходило влюбиться.
     Это вышло бы очень неловко.
     Может быть, сказать, что она тоже влюблена в кадета Веселкина? Но Катя знает, что она кадета никогда и в глаза не видала. Вот положение!
     Но, с другой стороны, когда так много знаешь о человеке, как она о Веселкине, то ведь имеешь право влюбиться в него и без всякого личного знакомства. Разве это не так?
     Легкий ветерок вздохнул свежестью только что растаявшего снега, пощекотал Лизу по щеке прядкой выбившихся из косы волос и весело покатил по балкону клубки бурой ваты.
     Лиза лениво потянулась и пошла в комнату.
     После балкона комната стала темной, душной и тихой.
     Лиза подошла к зеркалу, посмотрела на свой круглый веснушчатый нос, белокурую косичку — крысиный хвостик и подумала с гордой радостью:
     «Какая я красавица! Боже мой, какая я красавица! И через три года мне шестнадцать лет, и я смогу выйти замуж!»
     Закинула руки за голову, как красавица на картине «Одалиска», повернулась, изогнулась, посмотрела, как болтается белокурая косичка, призадумалась и деловито пошла в спальню.
     Там, у изголовья узкой железной кроватки, висел на голубой ленточке образок в золоченой ризке.
     Лиза оглянулась, украдкой перекрестилась, отвязала ленточку, положила образок прямо на подушку и побежала снова к зеркалу.
     Там, лукаво улыбаясь, перевязала ленточкой свою косичку и снова изогнулась.
     Вид был тот же, что и прежде. Только теперь на конце крысиного хвостика болтался грязный, мятый голубой комочек.
      — Красавица! — шептала Лиза. — Ты рада, что ты — красавица?
     
     Сердцем красавица,
     Как ветерок полей,
     Кто ей поверит,
     Но и обман.
     
     Какие странные слова! Но это ничего. В романсах всегда так. Всегда странные слова. А может быть, не так? Может быть, надо:
     
     Кто ей поверит,
     Тот и обман.
     
     Ну, да! Обман — значит, обманут.
     
     Тот и обманут.
     
     И вдруг мелькнула мысль:
      — А не обманывает ли ее Катя? Может быть, у нее никакого романа и нет. Ведь уверяла же она в прошлом году, что в нее на даче влюбился какой-то Шура Золотивцев и даже бросился в воду. А потом шли они вместе из гимназии, видят — едет на извозчике какой-то маленький мальчик с нянькой и кланяется Кате.
      — Это кто?
      — Шура Золотивцев.
      — Как? Тот самый, который из-за тебя в воду бросился?
      — Ну да. Что же тут удивительного?
      — Да ведь он же совсем маленький!
     А Катя рассердилась.
      — И вовсе он не маленький. Это он на извозчике такой маленький кажется. Ему же двенадцать лет, а старшему его брату — семнадцать. Вот тебе и маленький.
     Лиза смутно чувствовала, что это — не аргумент, что старшему брату может быть и восемнадцать лет, а самому Шуре все-таки только двенадцать, а на вид восемь. Но высказать это она как-то не сумела, а только надулась, а на другой день, во время большой перемены, гуляла по коридору с Женей Андреевой.
     Лиза снова повернулась к зеркалу, потянула косичку, заложила голубой бантик за ухо и стала приплясывать.
     Послышались шаги.
     Лиза остановилась и покраснела так сильно, что даже в ушах у нее зазвенело.
     Вошел сутулый студент Егоров, товарищ брата.
      — Здравствуйте! Что? Кокетничаете?
     Он был вялый, серый, с тусклыми глазами и сальными, прядистыми волосами.
     Лиза вся замерла от стыда и тихо пролепетала:
      — Нет... я... завязала ленточку...
     Он чуть-чуть улыбнулся.
      — Что ж, это очень хорошо, это очень красиво.
     Он приостановился, хотел сказать еще что-нибудь, успокоить ее, чтобы она не обижалась и не смущалась, да как-то не придумал, что, и только повторил:
      — Это очень, очень красиво!
     Потом повернулся и пошел в комнату брата, горбясь и кренделяя длинными, развихленными ногами.
     Лиза закрыла лицо руками и тихо, счастливо засмеялась.
      — Красиво!.. Он сказал — красиво!.. Я красивая! Я красивая! И он это сказал! Значит, он любит меня!
     Она выбежала на балкон гордая, задыхающаяся от своего огромного счастья, и шептала весеннему солнцу:
      — Я люблю его! Люблю студента Егорова, безумно люблю! Я завтра все расскажу Кате! Все! Все! Все!
     И жалко и весело дрожал за ее плечами крысиный хвостик с голубой тряпочкой.


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015