[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Тэффи. Дедушка Леонтий

 
Начало сайта

Другие произведения автора

Начало произведения

     Тэффи. Дедушка Леонтий
     
     -------------------------------------------------------------------
     Тэффи Н.А. Рассказы. Сост. Е.Трубилова. — М.: Молодая гвардия, 1990
     Ocr Longsoft http://ocr.krossw.ru, сентябрь 2006
     -------------------------------------------------------------------
     
     
     Перед обедом дети заглянули на террасу — и сразу назад: на террасе сидел кто-то.
     Сидел маленький, серенький, — седенький, мохрастый, вертел вострым носиком и ежился.
      — Кто такой?
      — Спросим у Эльвиркарны.
     Эльвира Карловна возилась с банками в буфетной комнате, сердилась на грушевое варенье, что оно скисло и шипело.
      — Кто такой? Дедушка ваш! Дедушка Леонтий, вашего дедушки брат.
      — Отчего же он сидит? — спросила Валька. Странным показалось, что не шагает дедушка по зале, как другие гости, не спрашивает, как кто поживает, не смеется «хе-хе-хе, мерси», а просто сел и сидит один у посудного столика, куда грязные тарелки ставят.
      — Пришел через сад, вот и сидит, — отвечала Эльвира Карловна.
      — А где же лошади? — спросила Валька.
     И маленькая Гуля повторила басом:
      — А где же лошади?
      — Пешком пришел.
     Пошли, посмотрели в щелочку на дедушку, который в гости пешком пришел.
     А тот все сидел да поглядывал, как воробей. На коленях у него был клеенчатый сверточек, черный, на сгибах набелевший — старый, много трепанный, и веревочкой крест-накрест перевязан.
     Покосился дедушка на щелочку.
     Дети испугались.
      — Смотрит!
      — Шмотрит!
     Отошли. Зашлепала Фенька босыми ногами, загремела посуда, закричала Эльвира Карловна.
      — Подано! Подано!
     И в ответ застучали каблуки на лестнице — отец обедать спускался.
      — Папа, там дедушка... там дедушка Леонтий... пришел и сидит.
      — Знаю, знаю.
     Отец чем-то недоволен.
     Пошли на террасу обедать.
     Дедушка встал, засуетился на одном месте, а когда отец поздоровался, стал долго и смешно трясти ему руку. Потом опять подошел к своему стулу у посудного стола.
      — Садитесь с нами, чего же вы! — сказал отец.
     Дедушка покраснел, заторопился, сел на углу стола и подсунул под стул свой клеенчатый узелок.
      — У меня тут кое-какие вещи... путешествую по-стариковски! — объяснил он, точно старики всегда ходят с такими клеенчатыми узелками.
     За супом все молчали. Только когда дедушка съел свою порцию, отец сказал Эльвире Карловне:
      — Налейте же ему еще...
     Дедушка покраснел и заволновался.
      — Я сыт! Я уже совершенно сыт!
     Но снова принялся за суп, изредка только вскользь поглядывая на хозяина.
      — Вы откуда сейчас? — спросил наконец тот.
      — От Крышкиной, от Марьи Ивановны. Тут недалече, всего тринадцать верст. Она непременно хотела бричку дать, непременно хотела, да я отказался. Погода хорошая и моцион полезен. Мы, старики, должны моцион делать. А Марья Ивановна новую мельницу строит. Чудесную. Я у них три недели гостил. Непременно хотела, чтоб я еще пожил. Непременно. Ну, да я лучше потом заверну.
     Он говорил скоро, так что даже покраснел, и смотрел на всех пугливо и быстро, точно справлялся — нравится ли то, что он говорит.
      — И на что ей мельница? — сказал отец. — Только лишние хлопоты...
      — Да, да, — заспешил дедушка. — Именно на что... именно... хлопоты...
      — В хороших руках, разумеется, доходно, а тут...
      — Да, да, в хороших доходно... именно доходно.
     Потом снова замолчали на весь обед.
     После обеда отец пробурчал что-то себе под нос и ушел наверх. Дедушка тоже пропал.
      — Эльвиркарна! Он будет жить у нас?
     Эльвира Карловна все еще была чем-то недовольна и молчала.
      — Он дедушкин брат?
      — Не родной брат. От другой матери. Все равно ничего не понимаешь.
      — А где его домик?
      — Нету дома, зять отнял.
     Странный был дедушка. И мать у него какая-то другая и дом отняли...
     Пошли смотреть, что он делает.
     Нашли его на крылечке. Сидел на лесенке и говорил собачонке Белке что-то длинное и толковое, только не разобрать что.
      — Это наша Белка. Она приблудная пустолайка, ночью спать не дает, — сказала Валька.
      — Ее кухарка кипятком шпарила, — прибавила Гулька.
     Обе стояли рядом на толстых сытых ножках, смотрели круглыми глазами, и ветер шевелил их белокурые хохолки.
     Дедушка очень заинтересовался разговором. Расспрашивал про Белку, когда пришла, да откуда, да чем кормится. Потом рассказал про своих знакомых собак, какую как зовут, да где живут, у каких помещиков, да про разные их штуки, очень все интересное.
     Белка слушала тоже, изредка только отбегала полаять, насторожив ухо к большой дороге. Пустолайка была.
     С собак перешел разговор на детей. Дедушка Леонтий столько их перевидал, что три дня рассказывать мог. Все имена помнил, и у какой девочки какое платье, и как кто шалил.
     Потом показывал, как у помещика Корницкого мальчик Котя китайский танец плясал. Вскочил, маленький, седенький, мохрастый, завертелся, присел, сразу сморщился и закашлял.
      — Извините, старик я. Старый человек. Вы сами попробуйте, у вас лучше выйдет.
     Завертелись втроем, Гулька шлепнулась, Белка-пустолайка залаяла. Весело стало.
     А перед ужином дедушка снова съежился, затих, сел около посудного стола и вертел головой по-воробьиному, пока его за стол не позвали.
     А за столом опять смотрел всем в глаза, точно боялся, что не угодил.
     На другой день дедушка совсем подружился, так что Валька даже рассказала ему о своем заветном желании купить пояс с пряжкой и скакалку. У Гульки отдельных желаний еще не было, и она присоседилась к Валькиным: тоже пояс и скакалку.
     Тогда дедушка рассказал о своей тайне: денег у него совсем нету, но помещица Крышкина обещала на праздник подарить десять рублей. Она страшно добрая, и мельница у нее будет чудесная — первая в мире. Десять рублей! Вот тогда они заживут. Прежде всего табаку купят. Дедушка уж две недели не курил, а хочется до смерти. Чудесного табаку купят массу, чтобы курить и чтобы надолго хватило. Хорошо бы на какой-нибудь таможне какую-нибудь контрабанду, заграничного значит. Только какие же тут таможни, когда тут и границы никакой нету. Ну просто табаку купят простого, но чудесного. И пояса купят с огромными пряжками и скакалки. А на остальные деньги чего?
     Два дня мечтали, придумывали, чего купить на остальные деньги. Потом решили купить сардинок. Очень уж вкусно.
     Только бы Крышкина не раздумала. Да нет, не раздумает. Добрая такая и богатая. Бричку предлагала дедушку довезти — ей-Богу!
     На четвертый день за ужином дедушка, запинаясь и переглядываясь, сказал, что завтра должен заглянуть к помещице Крышкиной. Она очень просила навестить ее. Заночует ночку, а утром и вернется.
     Отец отнесся к этому плану с полным равнодушием и стал о чем-то с Эльвирой Карловной говорить по-немецки.
     Дедушка верно не понимал или чего боялся. Он как-то съежился, робко косился, и ложка чуть-чуть дрожала в руке.
     На другое утро ушел рано. Дети мечтали одни. Решили вместо сардинок купить несколько домов и жить по очереди, то в одном, то в другом.
     А к вечеру забыли и дедушку, и планы, потому что придумалась новая игра: всовывать травинки в щели крыльца, получался сад для гулянья мух.
     На следующий день после обеда приехал дедушка в крышкинской бричке. Такой веселый, соскочил с подножки и долго еще вокруг брички суетился. Очень рад был, что довезли.
      — Я в бричке приехал. Меня в бричке довезли, — говорил всем, хотя все и так видели, откуда он вылез.
     Глаза у него сделались от удовольствия маленькие, и вокруг пошли морщинки-лучики, смешные и веселые. Побежал на крыльцо, зашептал детям:
      — Молчите только, все у нас есть... дала десять рублей. Вот вам, смотрите!
     Валька не выдержала, завизжала, сорвалась и прямо в комнаты.
      — Папа! Эльвиркарна! Крышкина дедушке десять рублей подарила! Дедушка нам пояса купит, скакалку подарит.
     Отец вытянул шею, как гусь, собирающийся зашипеть, посмотрел на Эльвиру Карловну.
     Та поджала губы и раздвинула ноздри.
     Отец вскочил и пошел на крыльцо.
     Там он долго визжал, что дедушка приживальщик и что дедушка срамит его семью и позорит дом, выпрашивая подачки от посторонних людей, и что он обязан сейчас же вернуть эти гнусные деньги.
      — Никифор! Седлай лошадь! Отвезешь пакет к Крышкиной.
     Дедушка молчал и ежился и был совсем виноватый, такой виноватый, что оставаться с ним было стыдно, и дети ушли в комнаты.
     Отец долго еще визжал про приживальщика и позор, потом отвизжался и ушел к себе.
     Стало интересно посмотреть, что-то делает дедушка.
     Дедушка сидел как тогда, в первый день, на крылечке, перевязывал веревкой свой клеенчатый узелок и сам с собой разговаривал. Приблудная пустолайка стояла тут же и внимательно слушала.
      — Все сердятся да сердятся, — испуганно твердил дедушка. — А разве так хорошо? Я ведь очень старый. За что же так?
     Увидел детей, сконфузился, заспешил.
      — Я теперь пойду. Мне пора. Меня очень в одно место звали!
     Он не смотрел в глаза и все суетился.
      — Звали одни помещики... погостить. Там у них чудесно.
     Может быть, у них и было чудесно, но у дедушки лицо было расстроенное и голова тряслась как-то вбок, словно отрицательно, словно сама себе не верила.
      — Дедушка, — спросила Валька. — Ты приживальщик? Что такое приживальщик?
      — Ты призивальщик, — повторила басом Гулька. — Сто такое...
     Дедушка съежился и зашагал по ступеням.
      — До свиданья! До свиданья! Ждут меня там...
     Видно, не слышал.
     Пошел. Обернулся.
     Девочки стояли обе рядом, на сытых, толстых ножках, смотрели прямо на него круглыми глазами, и ветер шевелил их белокурые хохолки.
     Пошел.
     Белка, заведя хвост крючком, проводила его до ворот.
     Там он снова обернулся.
     Девочки уже не стояли рядом. Они озабоченно втыкали зеленые травинки в щели крыльца и о чем-то бойко спорили.
     Дедушка пождал минутку, повернулся и пошел.
     Белка насторожила ухо и несколько раз тявкнула ему вслед.
     Приблудная была, пустолайка.


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015