[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Пидоренко Игорь Викторович. Про зайцев-3

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  2

  3

  4

5

  6

  7

  8

  9

  10

<< пред. <<   >> след. >>

     5
     
     Сидели у Егора дома, пили чай, в который плеснули немного кубинского рома. Василий Степанович сам попросил. И это сидение, и неспешный разговор окончательно убедили Егора в том, что действует безопасник без санкции начальства. Ему ведь в ином случае немедленно нужно было бы ехать докладывать о результатах встречи. А тут сидит себе в кресле, покуривает, травит байки об охоте и никуда не спешит.
     Егор несколько раз пытался подъехать с вопросами о «зайце» и о планах Василия Степановича, но тот лениво отшучивался и переводил разговор вновь на охоту.
     Денис уже спал, не дождавшись отца с вечерней прогулки.
     Наконец Василий поднялся.
      — Все, хватит, засиделся. А мне еще до базы сколько добираться. Ты вот что — завтра часикам к пятнадцати (Егор отметил это: не «к трем», а именно — «к пятнадцати») приезжай. Дениску не забудь прихватить. Соскучились ребята по нему. Он, наверное, тоже.
     Егор поморщился, хотел было возразить — пацана зачем втягивать, дело опасным может быть, но сдержался. Спросил только:
      — Так что, завтра, значит?
      — Там видно будет, — неопределенно сказал безопасник, попрощался и вышел.
     Стоя у окна, Егор смотрел, как Василий Степанович садится в свою «Ладу», и думал: «Ничего не понимаю. То говорит, что обо всем договорились, а то — видно будет. Черт бы побрал эти государственные тайны!»
     Денис утром обрадовался, что в школу ему идти не надо, а вместо этого предстоит поездка на базу. Они сходили на рынок, купили кое-что из фруктов — ребятам. Вернулись домой, перекусили и не спеша отправились на автостанцию. Естественно, сыну Егор о грядущих переменах ничего не рассказывал, чтобы не расстраивать парня.
     До базы добрались без четверти три. Дежурил тот же капитан, что и в последний приезд Егора. Он даже улыбнулся почти приветливо, заметил, что Егор зачастил к ним, и выдал в сопровождающие на этот раз ефрейтора Киселева. Но ефрейтор мало чем отличался от сержанта Чеснокова. Такой же туповатый на вид шагающий автомат в неподогнанном обмундировании, что характерно для частей, где уставы соблюдаются неукоснительно. Там, где служба посвободнее — и обмундирование, разработанное неизвестно кем и неизвестно для каких целей (только не для ношения как в мирное, так и в военное время), выглядит поприличнее.
     Ефрейтор топал впереди, Денис вертел головой по сторонам, все ему было интересно, хотя на базу приехал он далеко не в первый раз. А Егора раздражали эти аккуратно подстриженные деревья и единообразные домики. И, скорее всего, не в них было дело. Беспокоили, даже бесили мысли о предстоящем. Этот чертов Василий Степанович мог хотя бы намеками объяснить, как собирается вытащить «зайчат» с базы и доставить их к месту встречи с соотечественниками. Кино с жизнью редко совпадает, так что перестрелок и погонь в духе штатовских боевиков наверняка не предвиделось. За вооруженный прорыв потом никакими инопланетными секретами перед начальством не оправдаешься. Что-нибудь хитрое и одновременно простое, вроде поездки в зоопарк или экскурсии в музей. Правда, насколько Егору было известно, никуда «зайчат» после нападения на пансионат не водили и не возили. Так ведь и не удалось узнать, каким образом взрослый «заяц» связался с теми, кто был в атаковавшем корабле. Со слов визитера Егор понял, что подземная изоляция достаточно надежно укрывала детей от их родителей. На что укрывшие и рассчитывали.
     Хотя, кто их, этих безопасников, знает. Может, у них в крови пальба, взрывы и погони. Вон с каким удовольствием Василий Степанович воевал с атаковавшим кораблем и прямо-таки с наслаждением стрелял из гранатомета! Нет, в повседневной жизни Василий вполне нормальный человек, веселый и общительный. Но вот если дело доходит до работы... Так что насчет киношных боевиков бабушка надвое сказала.
     Василий Степанович на этот раз у лифта их не встретил. Денис убежал к ребятам, волоча сумку с фруктами, а Егор отправился к дяде. Постучал, вошел в его комнату и остолбенел, настолько сегодняшний дядя Саша не походил на прежнего. Энергичный, бодрый мужчина с огоньком в глазах, прямой спиной и орлиной посадкой головы. Даже седины, похоже, поубавилось. Странное дело — любовь к детям. Ведь, казалось бы, должен был дядя Саша всеми силами и средствами удерживать своих питомцев при себе, в бункере. Так нет же, считает, что дома детям будет лучше, и собирается помогать в их побеге.
     Дядя шагнул навстречу племяннику.
      — Ну что, договорились? Когда?
      — А разве тебе Василий ничего не сказал? — удивился Егор. Потом спохватился — «подслушки»! Прижал палец к губам, предостерегая, заговорил громко и весело.
      — Да чего там договариваться? Посидели, выпили немного. В следующую субботу и махнем на озеро. Ты удочки готовь. У меня-то кое-какие есть. Если хочешь, могу поделиться.
     Дядя Саша сначала выпучил глаза, потом понял, подхватил Егора под локоть.
      — Пойдем, пойдем. С Василием все обсудим у него в кабинете.
     Однако Василия Степановича в кабинете не было. Так что Егор с дядей какое-то время бестолково огинались у запертых дверей, перемигиваясь и не зная, что бы такое придумать и где переговорить без помех.
     Когда Егор начал совсем уже психовать и собирался открыто послать все это дело куда подальше, объявился Василий Степанович. Вот ведь железная выдержка у человека! Ну хоть бы, зараза, смутился! Улыбался, как всегда, весел был и бодр. Затащил дядю с племянником в кабинет, Егору плеснул коньяку (и сигаретой хорошей угостил). А потом, не теряя веселости и не изменяя тона, сказал:
      — Хорош дергаться, мужики. Все я организовал, подготовил. Вам только поприсутствовать надо будет. Ну я же сказал — не дергаться! — предупредил он подскочивших собеседников. — Ваше дело тоже немаловажное. Не дай Бог, заподозрят что-нибудь — никому головы не сносить, ни мне, ни вам.
     Егор, наконец, смог вставить слово.
      — Давай, выкладывай, что и как задумал. Иначе выхожу к чертовой матери из этой аферы. Совсем нас за пацанов держишь — тайны развел, дальше некуда. Тоже мне еще — СМЕРШевец!
     Последнее он ляпнул так, от фонаря. Читал накануне что-то Флеминга и усмехался при упоминании организации, с которой воевал Бонд.
     Василия же Степановича его слова очень задели. Вот когда Егор был на волосок от того, чтобы получить в лоб! Да еще и как следует! То есть, конечно, в лоб ему не следовало, Василий сам был виноват, что темнил. Но не удержался закаленный безопасник, вылетел из своего кресла и приноровился влепить нахалу в соответствии с правилами карате, кунг-фу и чему там еще их учат...
     Хорошо, дядя Саша успел тормознуть зарвавшегося. Сграбастал за плечи, отволок назад, к креслу, напрягся и усадил. Потом полез в шкафчик за нарзаном — горячие головы остужать.
     Егор еще рыпался, хотя и понимал, что шансов устоять у него мало. А вот Василий Степанович будто в землю разрядился — почти мгновенно заговорил спокойно, словно ничего и не было. И Егор лишний раз убедился, насколько им повезло, что Василий с ними, а не против них.
      — Александр Иванович, ну хоть вы объясните этому провокатору, что незачем вам знать подробности. Ведь затаскают потом. Вы поймите — я не столько даже о вас беспокоюсь, сколько о себе. Не знаете — и не знаете, на «нет» спроса нет. А уж я что-нибудь придумаю, отверчусь. Вернее, уже придумал. Вам же остается вести себя по возможности естественно и непринужденно. Если нужна будет помощь — шепну. Договорились?
     Дядя Саша кивнул согласно, Егор тоже сел, допил оставшийся в рюмке коньяк.
      — Значит так, — начал Василий Степанович. — Сегодня в восемнадцать часов (Егор опять отметил это: «в восемнадцать», а не «в шесть») придет автобус, чтобы везти ребят в клинику, на обследование. Обследование серьезное, здесь аппаратуры для этого нет, поэтому потребовался выезд. Александр Иванович, постарайтесь оставить Ирину здесь, незачем ей присутствовать. Егор с Денисом воспользуются оказией, чтобы добраться до города.
      — И все, что ли? — опять вскинулся Егор.
      — Тихо ты, дай человеку договорить! — прикрикнул на него теперь уже дядя Саша.
      — Не все, не все, — успокаивающе сказал безопасник. — Будешь со мной до самого конца. Ты, в некотором роде, мое алиби. Подтвердишь, что все произошло не по моей вине и ничего поделать было нельзя. Вот такие инструкции. Остальное предоставьте мне. А ты, умник, если потом потолковать захочешь, один на один, как говорили в старину, — к вашим услугам. Но — потом! — Указательный палец предостерегающе поднялся вверх. — Убедительно прошу — никто ни о чем не должен догадываться. Никаких сборов, никаких сувениров «на память о Земле» и прочей сентиментальной чепухи. Малейший — ма-лей-ший — просчет может сорвать все дело. Дошло?
     Дядя и племянник уже выходили из кабинета, когда безопасник окликнул Егора.
      — Иди-ка сюда. Стрелять умеешь?
     И получив утвердительный ответ, полез в ящик стола и достал небольшой плоский пистолет.
      — Держи. Как знак особого доверия. Но стрелять — только в самом крайнем случае и по моему приказу.
      — Что это за «пушка»? Я таких не видел, — удивился Егор.
      — Нормальный ПСМ, калибр 5,45.
      — А кобуру под мышку? — спросил Егор, вертя в руках пистолет.
      — Не жадничай, — усмехнулся Василий. — К ней привычка нужна. Да и подгонять под твои габариты пришлось бы. А времени нет.
      — Что, бластеров еще не наделали по «заячьему» образцу? — съехидничал Егор.
     Безопасник развел руками.
      — Да пока не получилось.
     
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015