[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Эдвард Олби. Смерть Бесси Смит

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  КАРТИНА ПЕРВАЯ

  КАРТИНА ВТОРАЯ

  КАРТИНА ТРЕТЬЯ

  КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

  КАРТИНА ПЯТАЯ

  КАРТИНА ШЕСТАЯ

  КАРТИНА СЕДЬМАЯ

КАРТИНА ВОСЬМАЯ

<< пред. <<   

     КАРТИНА ВОСЬМАЯ
     
     Медсестра (громко). Эй, негр! Негр!
     Входит Санитар.
     Где сигареты?
     Врач. Ну, я пошел. Медсестра. Нет. Стойте здесь.
     Санитар осторожно подает ей сигареты, чувствуя, что что-то неладно.
     Можно сдохнуть, пока дождешься этих сигарет! Где ты пропадал? Прохлаждался внизу в буфете?
     Санитар. Вы не велели мне входить...
     Медсестра. А до того? Ты что, за пачкой сигарет ездил на табачную фабрику?
     Санитар. Нет... Я...
     Медсестра. Ну ладно. (Врачу.) А вы куда нацелились?
     Врач (очень официально). Прошу прощения.
     Медсестра. Я говорю, куда вы собрались идти? Пить кофе?
     Врач. Ах, вам, вероятно, захотелось кофе? Сигареты принесли, и вам пришло в голову, что недурно бы выпить кофе? Он сбегал за сигаретами, а меня вы собираетесь послать за кофе?
     Медсестра (со злорадной усмешкой). Вот именно... неплохая мысль — держать вас обоих на побегушках. Да, мне хочется выпить кофе.и хочется, чтобы его принесли вы. Так что сбегайте-ка быстренько вниз. Да смотрите, чтобы он был крепкий и горячий...
     Врач. ...и черный?..
     Медсестра. Нет, не черный... но сладкий... Да поживее!
     Врач. Очевидно, ваше желание для меня закон?
     Медсестра. Да, закон!
     Врач (идет к двери, но останавливается на полпути). Мне пришла в голову одна приятная мысль... Что, если однажды, когда придет почта и вы станете вскрывать конверты этим стилетом, который у вас вместо разрезального ножа... что, если вы нечаянно вонзите его себе в руку... вы броситесь ко мне в дежурку, и кровь будет хлестать из вас, как вода из крана... а я возьму вашу руку и просто буду держать ее вот так... держать и смотреть, как вытекает ваша кровь...
     Медсестра (схватив разрезальный нож, взмахивает им). Этот? Скорее он вонзится вам в бок!
     Врач (выходя). Значит, один кофе, леди!
     Медсестра (после паузы, швыряет разрезальный нож на стол). Ну, я о тебе позабочусь! Я щелкну хлыстом. (Санитару.) А ты что здесь стоишь? Нравится подсматривать?
     Санитар. Я не любопытен.
     Медсестра. Что? Любишь слушать чужие разговоры?
     Санитар. Я сказал — нет.
     Медсестра. Так я и поверила! (Про себя.) Я о нем позабочусь... Я ему припомню все эти слова... Ну, погоди!.. (Санитару.) Мой отец говорит, что эту их войну обязательно выиграет Франко... Франко победит... и что это будет просто замечательно.
     Санитар. Он так думает?
     Медсестра. Да, он так думает. Отец говорит, что Франко побьет их... этих красных... и тогда будет все хорошо... просто замечательно.
     Санитар. В самом деле?
     Медсестра. Я тебе уже говорила, что мой отец... он ведь не кто-нибудь... он историк. С его мнением очень считаются в особых случаях. Он говорит, рано или поздно ему становится все известно о тех, кто сочувствует той стране и хочет туда уехать.
     Санитар. Я не сомневаюсь, что сведения вашего отца высоко ценятся.
     Медсестра. Что?!
     Санитар. Я говорю: не сомневаюсь, что ваш отец очень сведущий человек... и мнение его ценится высоко.
     Медсестра. Правильно, мальчик... давай, говори каждому то, что, на твой взгляд, ему желательно услышать... ты как монетка с двумя сторонами — то орел, то решка. Ты слышал сейчас, как он... как он угрожал мне? Слышал?
     Санитар. О, что вы!.. По-моему, наоборот...
     Медсестра (твердо). Ты слышал, как он мне угрожал.
     Санитар. Мне кажется, что...
     Медсестра. Ха! Такой умный, способный малый, и вдруг такая тупость! Прямо не знаю, что с тобой делать. (Теперь она думает о Враче — это видно по выражению ее лица.) Ты не желаешь понимать некоторые вещи, и это ничего хорошего не сулит... В особенности сейчас, когда все уже почти решено...
     Санитар. Что решено?
     Медсестра (хохочет, но невесело. Она еле владеет собой). Как, разве ты не знаешь? Ты не знаешь, что мы с тобой почти что помолвлены?
     Санитар. Я... Я, право...
     Медсестра. Разве тебе не известно, что такое экономическая реальность? Ты не понимаешь, что происходит? (Хихикает.) Наших рыцарей уводят от нас закаты... акры нашей земли исчезают неизвестно куда, а с домов сыплется штукатурка... мы коснеем и покрываемся плесенью...
     Санитар (осторожно). Я вас не понимаю.
     Медсестра. Нет, серьезно? (Голос ее дрожит.) Неужели не понимаешь? Почему? Так-таки не можешь сообразить?
     Санитар (сдержанно, но со злостью). Я надеюсь, что вам когда-нибудь надоест издеваться надо мной. Я надеюсь, что вы...
     Медсестра. Подымись в палату номер двести шесть, сейчас же... подымись и скажи господину мэру, что, как только заживет его зад, мы с тобой придем к нему и он нас поженит!
     Санитар (с отвращением). Право... вы слишком много себе позволяете...
     Медсестра. Да? Слишком много? Ну так вот что я тебе скажу... мне все надоело! Надоело! Мне тошно жить в этом душном, засиженном мухами, глупом мире. Мне тошно от того, как устроена жизнь, от того, что все не так, как должно быть! Мне надоел этот стол, этот халат... у меня зудит от него кожа! Надоело говорить одно и то же по телефону в этой дурацкой, паршивой больнице... Надоел запах лизола... Я не могу тебя больше видеть! При одной мысли о тебе у меня начинает свербить во всем теле... Я устала от тебя, а еще больше устала от НЕГО... Мне тошно ложиться спать и тошно просыпаться по утрам... Я устала... устала от правды и устала лгать насчет правды... Я устала от собственной кожи... Я хочу бежать отсюда... БЕЖАТЬ ПОДАЛЬШЕ!
     Санитар (короткая пауза). Может, вы пойдете в дежурку... приляжете? (Идет к ней.)
     Медсестра. Не подходи ко мне!
     
     Дверь распахивается, и врывается Джек. Он дрожит от волнения, от страха. На лице его свежий, чуть подсохший порез. Одежда в беспорядке, пиджак и брюки забрызганы грязью. Тяжело дыша, он делает несколько шагов и останавливается.
     
     Медсестра. Эй! Куда лезешь?
     Санитар. Что вам нужно?
     Джек (переводя дыхание, растерянно). А?..
     Медсестра. Это еще что за новости — вломился в комнату, как бык! Ты в уме? (Санитару.) Поди выясни, в чем дело.
     Санитар (подходит к Джеку). Что с вами?
     Джек (в полной растерянности). Со мной?..
     Санитар. Нельзя же врываться сюда, даже не спросив, можно ли войти. Разве вы не знаете?..
     Медсестра. Ты что, выпил?
     Джек (сбитый с толку таким неожиданным вопросом). Да, кажется... да, выпил перед дорогой... (Взволнованно.) У меня там... я привез женщину...
     Медсестра. Ты не ори тут. Это больница для белых.
     Санитар. Это верно, понимаете. Это частная больница... почти частная. Если вы проедете дальше... по городу...
     Джек (мотая головой). Нет!..
     Медсестра. Да ты пойми наконец, слушай меня: это почти частная больница... для белых... ты не имеешь права, сюда нельзя (чуть колеблется, затем произносит без всякого, впрочем, ударения)... черномазым.
     Джек (вызывающе). Да наплевать мне!..
     Медсестра. Ну, знаешь ли!..
     
     Входит Врач с двумя чашками кофе.
     
     Санитар (Джеку). Уходите... пожалуйста, уходите...
     Врач. Что тут происходит?
     Санитар. Я посоветовал ему проехать дальше, в город...
     Врач. Помолчите. (Джеку.) В чем дело?
     Джек. Прошу вас... ради бога... там женщина...
     Медсестра. Сказано тебе: вам сюда нельзя.
     Врач. Ну и что же с этой женщиной?
     Джек. Она там, в машине... была авария... она в крови... у нее рука...
     Врач (секунду подумав, бросает взгляд на Медсестру и идет к двери). Сейчас посмотрим. (Санитару.) Пошли.
     Санитар (взглянув на Медсестру). Лучше бы ему проехать дальше...
     Медсестра (сузив глаза, Врачу). Вы не пойдете.
     Врач (не обращая на нее внимания, Санитару). Вы слышали, что я сказал? Пошли!
     Медсестра. Не смейте! Не ходите!
     Врач (грустно и мягко). Радость моя... вы ведь хотели меня проучить. Собирались поговорить с мэром, чтобы меня вытолкали отсюда в шею. Или вы решили действовать через Вашингтон, чтобы меня выслали? На чем вы остановились?
     Медсестра (сквозь зубы). Не ходите туда.
     Врач. Ну, что бы вы ни решили, не все ли равно, свершится это теперь или в другой раз.
     
     Врач и Санитар идут к двери.
     
     Медсестра (полугневно-полужалобно, им вслед). Не ходите!
     Они выходят.
     Я предупреждаю вас! Если вы выйдете за дверь... вам конец...
     Джек идет через сцену к свободному стулу. Медсестра закуривает сигарету.
     Я же говорила: я тебя проучу... ты меня попомнишь!.. (Джеку.) Кажется, я тебе объяснила, что это — больница для белых.
     Джек (устало). Знаю, леди... вы говорили.
     Медсестра (не сводя глаз с двери). Неужели ты не можешь понять... и тебе будет беда... и другим тоже.
     Джек (вздыхает). Мне все равно.
     Медсестра. Тебе будет не все равно!
     Джек (покачивая головой, тихо). Нет, мне уж все равно. (Говорит скорее с самим собою, чем с ней.) Мы ехали на Север... даже не очень быстро... по-моему, совсем не быстро... хотя и спешили... мы выпили на дорогу... но, честное слово, мы ехали не слишком быстро...
     Медсестра (рассеянно, как бы комментируя его слова). Пить перед дорогой... и еще ведь даже не стемнело...
     Джек. ...навстречу машина... я ее не видел... они тоже не могли меня видеть... из-за поворота... и вдруг... на всем ходу... (Он весь напрягается.) Трах-х... (обмякает)... нас не выбросило, мы оба остались в машине... обе машины стояли на дороге... наш мотор еще работал... я выключил его... дверца... правая дверца была вдавлена внутрь. И все — больше никаких повреждений... а до того мы так славно ехали... смеялись... в машине было прохладно, а снаружи — жара... она высунула в окошко руку по плечо.
     Медсестра. Напился перед дорогой... теперь будешь знать!..
     Джек. ...и я сказал... я сказал: Бесси, мы столкнулись... тебя не ушибло? (Лицо его искажается.) Я посмотрел... смятая дверца втиснулась ей в правый бок, а рука... правая рука... БЕССИ! БЕССИ! (теперь Медсестре.) О мэм, столько крови... она текла и текла...
     Медсестра (думая о своем). Как вода из крана?.. О, это ужасно...
     Джек. И я не стал ждать... не узнал, что с теми... в другой машине... я дал газ... дал газ...
     Медсестра (настораживаясь). Ты уехал? Бросил ту, другую машину?
     Джек. ...ее рука... по плечо, мэм...
     Медсестра. Тебя, наверно, разыскивает полиция... ты знаешь это?
     Джек. Да, мэм, наверно... но я помчался вперед... до ближайшей больницы была всего одна миля.
     Медсестра (встрепенувшись). Ах, значит, ты ее уже возил куда-то? Ты уже был в больнице? Зачем же ты привез эту женщину сюда?
     Джек. Да, я был в больнице. Я рассказал, что случилось... а мне ответили — сиди и жди... Поди туда, сядь и жди. Ждать! Это была больница для белых, мэм.
     Медсестра. Здесь тоже больница для белых.
     Джек. Я сказал, что мы попали в аварию. Бесси тяжело ранена... ПОДОЖДЕШЬ! СЯДЬ ТАМ И ЖДИ!.. Я сказал: мэм, это Бесси Смит, она тяжело ранена... А МНЕ НАПЛЕВАТЬ, КТО ТАМ У ТЕБЯ В МАШИНЕ...ПОДОЖДЕШЬ, ЧЕРНОМОРДЫЙ!.. Но разве можно было ждать... она в машине истекала кровью... Я поехал дальше. По дороге остановился, спросил, где больница, меня направили сюда.
     Медсестра. Я знаю, кто такая Бесси Смит... я слышала, как она поет... (Резко меняет тон.) Постой, ты же скрылся, бросил другую машину! Как тебя зовут? Я должна сообщить в полицию!
     Появляются Врач и Санитар. Их халаты в крови.
     Санитар отходит в глубь сцены. Врач пристально глядит на Джека.

     Он удрал, бросив машину, с которой столкнулся... и он уже был в какой-то больнице. Я вас предупреждала, я говорила, чтоб вы не ввязывались...
     Врач (мягко). Помолчите. (Подходит к Джеку.) Ответьте мне на один вопрос...
     Медсестра. Я вас предупреждала! Вы меня не слушали...
     Джек. Вы тоже хотите узнать мое имя, да?
     Врач. Нет, я хочу узнать не это. (Он сдерживает волнение.) Скажите, когда вы привезли ее сюда...
     Джек. Я привез ее сюда, потому что там не захотели ей помочь...
     Врач. Понимаю. Но когда вы привезли эту женщину сюда...
     Медсестра. Это не просто женщина и не просто негритянка... Это — Бесси Смит!
     Врач. Когда вы везли ее сюда... когда вы привезли сюда Бесси Смит, вы знали, что она уже мертва?
     Медсестра. Мертва! Этот негр привез сюда покойницу?
     Врач (боясь ответа). Знали?..
     Медсестра (машинально). Мертва... мертва.
     Джек (устало, направляясь к двери). Да. Знал. Она умерла по пути сюда.
     Медсестра (очнувшись). Куда ты? Куда ты идешь? Я сейчас позвоню в полицию!
     Джек (у двери). К ней. К Бесси.
     Врач. ЗАЧЕМ ЖЕ ВЫ ЗВАЛИ ВРАЧА? ЗАЧЕМ Я БЫЛ ВАМ НУЖЕН?
     Джек останавливается на пороге, тупо глядит на него и захлопывает за собою дверь.
     ЧЕМ Я ВАМ МОГ ПОМОЧЬ?
     Медсестра (с издевкой). Может... может, он думал, что вы сумете ее оживить... Великий Белый Доктор! (Истерически смеется.) Великий Белый Доктор!.. Куда же вы теперь денетесь, Великий Белый Доктор? Для вас все кончено, понимаете? Мертвая Бесси Смит была вашей последней пациенткой! Негритянка... которая так чудесно пела... И теперь вас отсюда вышвырнут, вышвырнут!.. Она пела... я тоже пою, я очень хорошо пою, хотите послушать? (Она начинает петь и в то же время смеяться. Поет она пронзительно, почти без всякой мелодии, а смех больше похож на плач.)
     Врач (подходит к ней). Перестаньте! ПЕРЕСТАНЬТЕ!
     
     Но она не может перестать. Он бьет ее по щеке. Пауза.
     Она застывает, приложив руку к щеке. Врач идет к двери, ведущей внутрь больницы.

     
     Санитар (прижавшись спиной к стене). В жизни такого не слышал... Мертвую привезти!.. О чем только люди думают!
     
     Врач выходит за дверь. На сцене темнеет, сзади разгорается закат. Музыка.
     
     Занавес

<< пред. <<   


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015