[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Эдвард Олби. Смерть Бесси Смит

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  КАРТИНА ПЕРВАЯ

  КАРТИНА ВТОРАЯ

  КАРТИНА ТРЕТЬЯ

КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

  КАРТИНА ПЯТАЯ

  КАРТИНА ШЕСТАЯ

  КАРТИНА СЕДЬМАЯ

  КАРТИНА ВОСЬМАЯ

<< пред. <<   >> след. >>

     КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ
     
     Приемная в больнице. Медсестра сидит за письменным столом. Рядом стоит Санитар.
     
     Санитар. Мэр города Мемфиса! Я вошел в палату, гляжу — он, сам мэр! Лежит на животе, во рту сигара торчит, большущая сигара — незажженная... Он се сосет... листает бумаги какие-то, под грудь подушка подложена, чтобы удобнее было листать... Я вошел и говорю: «Добрый день, ваша честь». Он обернулся, посмотрел на меня и как крикнет: «Убирайся к черту, у меня болит зад!»
     Медсестра (хохочет). Их честь должны держать зад на весу!
     Санитар. Я и убрался. Мигом. И дверь прикрыл поскорее.
     Медсестра. Мэр и его геморрой, теперь уже бывший геморрой, — это главный предмет забот и хлопот нашей больницы, ведь ее, эту больницу, построил мэр; он лежит у нас с забинтованным задом, и теперь вся городская власть находится в палате номер двести шесть... так что изволь быть любезным и почтительным. (Смеется.) А через две палаты от него лежит человек, он пришел сюда вчера вечером, когда тебя уже не было.... он прижимал руки к животу, чтобы кишки не вывалились наружу...
     Санитар. Мне уже рассказали.
     Медсестра. ...и может, он выживет, а может, и нет — скорее всего, что не выживет... но мы хлопочем возле него куда меньше, чем возле его чести господина мэра. Вот как.
     Санитар (со смешком). Мне нравится ваше презрение.
     Медсестра. Что? Презрение тебе нравится? Что ты выдумал? Как это у тебя в голове все по-своему переворачивается!
     Санитар. Понимаете, тут все дело в соотношении. Вы, конечно, не можете морально оправдывать то, что мэр со своим геморроем и этот несчастный...
     Медсестра. «Морально оправдывать»! Нет, вы только послушайте, какой он образованный! И откуда ты берешь такие слова, мальчик? Что это вообще значит — «морально оправдывать», а? Говорить ты умеешь, но тебе еще многому надо поучиться. Да, это верно, стоит господину мэру икнуть, и того беднягу оставят одного подыхать, словно какого-нибудь негра... Даже если бы он лежал на операционном столе, они побросали бы его внутренности на пол и помчались бы к мэру, чтобы поднести спичку к его сигаре... Это все верно, ну и что? Не нами это заведено, не нами и кончится. Это жизнь. А ты не будь наивным младенцем.
     Санитар. Я знаю... Знаю, что мэр — человек могущественный. Он и выглядит так внушительно... даже когда лежит кверху задом... Мне хотелось бы поговорить с ним.
     Медсестра. Этого еще не хватало! Поговорить с мэром! О чем, скажи на милость?
     Санитар. Я вам уже говорил. Я не намерен выносить судна и мыть пол в операционной до седых волос. Я... мне этого мало.
     Медсестра (покровительственно). Ну еще бы.
     Санитар. Ведь я говорил вам... Я хочу идти дальше. А эта работа...
     Медсестра (качает головой). Знаешь... ты должен считать, что тебе сильно повезло, мальчик. Ну на что ты, глупый, надеешься? Думаешь, его честь господин мэр так заинтересуется твоей судьбой, что вскочит с больничной койки со своим забинтованным задом? И может, даже настрочит письмо президенту? А президент пришлет сюда свою супругу устраивать твою судьбу? Или ты рассчитываешь, что в каком-нибудь университете на Севере тебе немедленно преподнесут жирненькую стипендию? Ох, ни черта ты не понимаешь! Слушай, что я тебе скажу: благодари бога за то, что у тебя есть. Чего ты еще ждешь, спрашивается?
     Санитар. Того, что было обещано. Больше ничего. Только того, что нам обещали.
     Медсестра. Того, что обещали! Обещали! Хочешь, я тебе скажу, чего стоят эти обещания? Они так и останутся обещаниями, вот и все... неужели у тебя умишка не хватает понять это? Меня лично уже просто тошнит от обещаний!
     Санитар. Есть люди, которые верят в нечто более существенное, чем обещания...
     Медсестра. Что?
     Санитар (осторожно). Я говорю, есть люди, которые верят не в обещания. Они верят в действия.
     Медсестра. Во что? Как ты сказал?
     Санитар. В дей... впрочем, это неважно.
     Медсестра (прищурившись). Нет, почему же, продолжай. В действия? Это какие же действия? Что ты имеешь в виду?
     Санитар. Ничего я не имею в виду... я только сказал, что...
     Медсестра. Я слышала, что ты сказал. Я знаю, в чем тут дело. Тебе опять бог знает чего наговорил Великий Белый Доктор, этот высокий интересный блондин, которого ты просто обожаешь за то, что он такой свободомыслящий, да? Мой поклонник! (Смеется.) Мой белый рыцарь, который чинит здесь почтенных граждан и считает, что зря тратит время, потому что в Испании сейчас льется кровь. (Передразнивая.) Ах, там люди жертвуют жизнью! А он прокисает здесь! Вот что он тебе наговорил.
     Санитар. Уверяю вас, я не это имел в виду... Я не обращаю внимания на... (беспомощно) на такие разговоры. Я делаю свое дело... И стараюсь...
     Медсестра (презрительно). И стараешься ко всем подладиться, верно? Вот ты стоишь, киваешь своей курчавой башкой и на все, что бы я ни сказала, отвечаешь «да, мэм», а когда приходит он, вы забиваетесь в угол, и ты слушаешь его и поддакиваешь... ты заставляешь его говорить тебе про обещания и... и действия!.. Так вот я тебе прямо скажу: он в конце концов попадет в большую беду!.. И ты его толкаешь на это. так и знай!
     Санитар. О, что вы! Я не...
     Медсестра (возмущенно). Да, да! Все эти его разговоры! Действия! Я знаю, про что он говорит. Про тех красных, например, что весной затеяли здесь бунт да еще и поджог устроили. Вот о чем он любит толковать. А ты... а у тебя случайно никого не пришибли в той свалке?..
     Санитар (сдержанно). Случайно моего родного дядю раздавил грузовик, битком набитый полицейскими...
     Медсестра. ...которых губернатору пришлось вызвать, потому что в городе начался бунт... и пожар вдобавок. Действия! Ничего себе действия! Скажи, ты на такие разговоры его вызываешь, когда отводишь в угол... и прикидываешься, будто тебе интересно? Смотри, голубчик, если ты свяжешься с этой компанией, то лучше...
     Санитар (быстро). Я не связан ни с какой компанией... уверяю вас. Мне только нужно...
     Медсестра. Я скажу, что тебе нужно. Я скажу, что тебе нужно, если ты не хочешь, чтобы тебя отсюда вытурили в шею... Тебе нужно заткнуть уши и поменьше раскрывать рот. Что это в самом деле за разговоры — эта работа тебе не подходит, ты хочешь чего-то большего! Делай, что тебе велят, ходи перед всеми по струнке, а по ночам (смеется)... по ночам, когда ты хозяин своего времени... можешь, если угодно, мазать отбеливающим креном и лицо, и руки, и шею!..
     Санитар. Никогда я этого не делаю!
     Медсестра (громко хохочет). Отбеливай, отбеливай, ночью ты волен вытворять с собой что угодно!
     Санитар (умоляюще). Да никогда я этого не делаю!
     Медсестра. Так я тебе и поверила! Ты... ты такой...
     Санитар. Мне кажется, подобные разговоры...
     Медсестра. ...такой замысловатый! Ой, смотри, малый, будешь ты посмешищем, какого свет не видел! Да-да, шушукайся со своим доктором по углам, слушай его, поддакивай, но имей в виду, ты только выставишь себя на посмешище!.. Огромная черная толпа шагает по улицам, знамена в воздухе... огромная черная-черная толпа... и где-то в середке блистает белизной твоя высветленная рожа! (Хохочет.) Ох, не могу! Вот потеха-то!
     Санитар (жалобно). Прошу вас, перестаньте!
     Медсестра. Нет, ведь это лопнуть со смеху!
     Санитар. Пожалуйста, не смейтесь надо мной... Я не дал вам никакого повода...
     Медсестра. Ой, не могу!.. Извини, пожалуйста! Извини!
     Санитар. Мне кажется, я не дал вам повода...
     Медсестра. Ты так думаешь?
     Санитар. Да.
     Медсестра. Ну что ж... ты настоящий джентльмен... вежливый... почтительный... и такой подлиза, что просто сил нет! Знаешь, мальчик, давай поговорим откровенно.
     Санитар (внутренне сжимаясь). Право, не стоит...
     Медсестра (с притворной озабоченностью). Скажи мне... правда, что ты оторвался от своей семьи, от своего круга? Правда, что ты сейчас живешь словно на ничьей земле — с одной стороны твои братья, они тебя чуждаются, избегают, с другой — Великие Белые Люди, они презирают тебя и высмеивают. И тебе некуда податься. Верно я говорю?
     Санитар. Вы... вы... зачем вы так? Я работаю изо всех сил... я стараюсь учиться... я никому не мешаю...
     Медсестра. Вот тебе мой совет — уезжай на Север... езжай в Нью-Йорк, где на тебя не будут смотреть как на грязную собаку... езжай на Север... (Резко меняя тон.) Но пока ты не уехал, сбегай купи мне пачку сигарет!
     Санитар (медлит, хочет что-то сказать, но передумывает и идет к двери). Слушаюсь, мэм. (Уходит.)
     Медсестра (молча смотрит ему вслед, когда он исчезает, качает головой и передразнивает его). Да, мэм... Слушаюсь, мэм... Ха-ха-ха! Эти «белые» негры меня когда-нибудь докапают, честное слово! (Снимает телефонную трубку и набирает номер.)
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015