[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Ю. Данилин. Историко-литературная справка ко 2 тому.

 
Начало сайта

Другие произведения автора

Начало произведения

     Ю. Данилин. Историко-литературная справка ко 2 тому.
     
     -------------------------------------------------------------------
     Ги де Мопассан. Собрание сочинений в 10 тт. Том 2. МП "Аурика", 1994
     Ocr Longsoft http://ocr.krossw.ru, февраль 2007
     -------------------------------------------------------------------
     
     
     Настоящий том объединяет книги Мопассана, изданные в 1882 — 1883 годах.
     Сборник "Мадмуазель Фифи" первоначально был выпущен бельгийским издателем Кистемакерсом в 1882 году в составе семи новелл: "Мадмуазель Фифи", "Полено'', "Кровать", "Сочельник", "Слова любви", "Парижское приключение", "Маррока". В следующем, 1883 году Мопассан переиздал этот сборник в Париже, у Авара, дополнив его одиннадцатью другими новеллами. В последующих переизданиях состав сборника не изменялся; только в переиздании 1885 года дан несколько иной порядок расположения новелл, которого мы и придерживаемся, так как он сохранился и в последующих прижизненных изданиях.
     Кистемакерс был в 70-х годах издателем книг коммунаров-эмигрантов: он опубликовал "Историю Коммуны 1871 года" Лиссагаре, "Народную и парламентскую историю Коммуны" Артюра Арну, книги Геда, Ранка, Шарля Белэ, а также ряда романистов Парижской коммуны. Он симпатизировал и новаторским течениям в литературе, в частности, пробивавшей себе дорогу натуралистической школе, и выпустил некоторые произведения Гюисманса, Энника, Поля Алексиса, а также сборник Мопассана "Мадмуазель Фифи", поскольку французская критика начала 80-х годов упорно причисляла автора "Пышки" к натуралистам. Кистемакерс издал в 1881 году также книгу "Сатирический Парнас XIX века", в которой имеется несколько эротических стихотворений Мопассана.
     Другой сборник новелл, входящий в настоящий том, "Рассказы вальдшнепа", первоначально был выпущен парижской издательской фирмой Рувейр и Блон в 1883 году, а в 1887 году переиздан Аваром и в 1893 году — Оллендорфом. Состав новелл сборника не изменялся.
     Ко времени издания "Рассказов вальдшнепа" у Мопассана накопилось значительное число уже напечатанных коротких новелл (его новеллистическая продуктивность была особенно сильна в 1882 — 1885 годах), и, составляя этот сборник, писатель захотел придать ему некое внутреннее единообразие. По его замыслу, "Рассказы вальдшнепа" должны были быть собранием забавных, серьезных и сентиментальных охотничьих историй, немножко в старинном духе.
     Предпринимая в 1887 году переиздание сборника, Авар пытался вступить в спор с Мопассаном. "Для продажи это неподходящее заглавие — писал он, — оно напоминает второстепенных рассказчиков XVII века, и от него веет чем-то старомодным". Авар предлагал дать тому заглавие "Эта свинья Морен", хотя признавал, что оно будет несколько крикливым. Мопассан не согласился. Мениаль комментирует: "На сей раз вкус изменил издателю, потому что этот легкий аромат XVII века был как раз почувствован и создан успех книге; некоторые критики сравнивали Мопассана по этому поводу со старинными рассказчиками, и было упомянуто имя Лесажа" (Ed. Maynial. La vie et l'oeuvre de Guy de Maupassant. P. 1907, p. 152).
     Мир охотников и их психология были хорошо известны Мопассану. Он чрезвычайно любил охоту и ежегодно в сентябре бывал на шести последовательных открытиях охотничьего сезона в Нормандии. Мотивы охоты неоднократно встречаются в его творчестве. Мениаль указывает: "Не один рассказ написал Мопассан, пользуясь своими охотничьими воспоминаниями, и излюбленным типом, который он чаще всего выводит, является тип завзятого охотника, для которого охота превратилась в тираническую и нередко роковую страсть. Для многих из этих рассказов рамкой служили обеды в день св. Губерта, те долгие нормандские обеды, когда просиживают по три часа за столом, рассказывая всевозможные охотничьи истории: каждый из приглашенных вспоминает различные случившиеся с ним приключения и происшествия, представляющие собою кровавые, но иногда неправдоподобные подвиги, внезапные и ужасные драмы, при воспоминании о которых содрогаются женщины" (Ed. Maynial, p. 169 — 170).
     Первый роман Мопассана, "Жизнь", появился в газете "Жиль Блас" фельетонами, печатавшимися с 27 февраля по 6 апреля 1883 года. В том же году роман был издан Аваром отдельной книгой (несколько ранее "Рассказов вальдшнепа"). Оллендорф выпустил новые издания этого романа в 1891 и 1893 годах.
     В первоначальном издании роман имел эпиграф "Скромная истина" и посвящение г-же Брэнн; по неизвестным причинам и эпиграф и посвящение исчезли в последующих переизданиях; мы считаем полезным восстановить их. Г-жа Брэнн (умершая в 1883 году), вдова видного руанского журналиста Шарля Брэнна, принадлежала к кругу друзей Флобера; Мопассан был завсегдатаем ее парижского салона, где хозяйка и ее друзья без конца рассказывали ему всякие жизненные истории и происшествия — в качестве сюжетов для его новелл; Шарль Лапьерр называет салон г-жи Брэнн "главным источником питания" Мопассана темами (A. Lumbroso. Souvenirs sur Guy de Maupassant. Rome. 1905, p. 612).
     Творческая история первого романа Мопассана долго была неясной для его биографов.
     В письме к Флоберу от 10 декабря 1877 года Мопассан сообщал: "Я составил также план романа, который начну, как только развяжусь с драмой" (речь идет об "Измене графини де Рюн"). Упоминания о работе над романом нередки в письмах Мопассана к матери. Он писал ей 21 января 1878 года: "Флобер... пришел в настоящий энтузиазм от проекта романа, который я ему прочитал. Он сказал мне: "Да, это великолепно, вот настоящий роман, вот настоящая идея!" Прежде чем окончательно взяться за него, мне придется еще посидеть месяц или полтора над планом". Далее в письме от 15 февраля Мопассан сообщает: "Я основательно работаю над романом и надеюсь, что напишу к лету значительную его часть". Тем не менее работа шла, по-видимому, негладко или с перерывами, и Флобер спрашивал Мопассана в письме от 15 августа 1878 года: "А как роман, от плана которого я пришел в восторг?"
     Исследователи Мопассана долго не могли понять, о каком романе шла речь. "Очевидно, Мопассан писал не о "Пышке", так как это рассказ и создан он был за несколько месяцев на рубеже 1879 — 1880 годов, — писал Мениаль. — Маловероятно также, что речь идет о "Жизни", напечатанной пять лет спустя. Вернее всего, что этот роман был им оставлен для других работ" (Ed. Maynial, p. 152). А Рене Дюмениль еще в 1933 году заявлял, что "Жизнь", "вероятно, не является тем произведением, план которого Мопассан сделал и к работе над которым приступил в 1877 году" (Rene Dumesnil. Guy de Maupassant. P. 1933, p. 187).
     Трудно поверить, чтобы Мопассан отказался от воплощения того замысла, план которого так понравился его учителю. Оспаривая утверждения Мениаля и Дюмениля, мы писали в 1938 году: "...если "Жизнь", может быть, и не представляет собою точной реализации плана, восхитившего Флобера и остающегося нам неизвестным, то, во всяком случае, в ней наличествует многое как от этого плана, так и от тех художественных требований учителя, которым Мопассан на первых порах своего зрелого творчества хранил особенную верность. Над этим романом Мопассан работал много лет, начиная, может быть, с самого 1877 года" (см. Полное собр. соч. Мопассана. Гослитиздат, т. III, 1938, стр. 358).
     Анализ ряда новелл, разрабатывавших отдельные эпизоды и сюжетные положения "Жизни" ("В весенний вечер", "Прыжок пастуха", "Ночное бдение", "Старые вещи", "Кровать" и др.), напечатанных в прессе 1881 — 1882 годов, а также анализ еще более широкого круга новелл, так или иначе затрагивавших характерные для "Жизни" темы и мотивы ("Советы бабушки", "Парижское приключение", "Исповедь женщины", "Верхом", "Вдова", "Переписка" и др.), напечатанных в прессе 1880 — 1882 годов, позволяет прийти к твердому убеждению, что Мопассан написал "Жизнь" не в 1882 году, непосредственно перед публикацией романа, но жил в кругу его идейных и сюжетных положений по крайней мере с 1880 года. Наконец, и анализ композиционных особенностей романа убеждает, что, работая над "Жизнью", Мопассан находился под сильным влиянием художественных принципов Флобера, от которых он впоследствии во многом отошел.
     Приведем высказывание Поля Бурже, ценное для понимания особенностей творческой деятельности Мопассана и объясняющее, каким образом появились в печати вышеупомянутые новеллы, разрабатывавшие отдельные эпизоды и сюжетные положения будущего романа:
     "Мопассан дал "Жиль Бласу" под псевдонимом Мофриньёз один из тех коротких и трагических рассказов, которые он так хорошо умел писать. На мой комплимент он ответил: "Вам это понравилось?.. А ведь это лишь набросок. Да. — продолжал он, — такова уж моя привычка, что, работая над большим романом, я стараюсь дать для хроники (Мопассан говорит о своих газетных "хрониках" — очерках, статьях, фельетонах и т. п. — Ю. Д.) первый эскиз, еще в общих чертах, того или другого эпизода. Я переделываю их по два, по три, а то и по четыре раза. Только после этого я снова берусь за эту вещь для большой книги". Такой метод работы, применяемый постоянно и неизменно, позволял Мопассану отточить свое перо на этих набросках, где многие, наоборот, притупляют свои перья. И так же как в работе над каждой хроникой он видел возможность лучше познать свое ремесло романиста, так и каждый новый роман был для него поводом к дальнейшему обогащению своего знания литературной техники" (Paul Bourget. Sociologie et litterature. P. 1906, p. 312 — 313).
     Новейшие французские исследователи Мопассана считают "Жизнь" воплощением замысла 1877 года. Так, Андре Виаль, проделавший кропотливейшую работу по изучению недавно найденных первоначальных вариантов романа, удостоверяет, что Мопассан "вынашивал свой роман почти шесть лет" (Andre Vial. La Genese d' "Une Vie". P. 1954, p. 26). Виалю удалось установить, что осенью 1877 года первый вариант романа насчитывал уже написанную седьмую главу, а может быть, продвинулся и дальше и что основные сюжетные положения рассказа "В весенний вечер" намечены уже в первых вариантах 1878 года.
     Проделанный Андре Виалем текстологический анализ первых вариантов романа позволяет видеть, что последующая работа Мопассана над ними вовсе не ограничивалась одними стилистическими требованиями — уничтожением повторений, всевозможных длиннот, вялых фраз, отяжеляющих придаточных предложений и всякого рода лишних слов. Можно видеть и то, что Мопассан резко менял первоначальную открыто-оценочную манеру со множеством авторских высказываний, придавая окончательному тексту романа характер безоценочного, объективного повествования. По мнению Виаля, черновик романа был закончен в мае 1882 года, но доработка романа все же продолжалась и позднее. Так, Виаль высказывает предположение, что финальная фраза Розали была написана год спустя, после того как в феврале 1883 года, у Мопассана родился внебрачный сын Люсьен.
     В воспоминаниях Франсуа Тассара приведены следующие слова Мопассана (запись от июля или августа 1887 года): "Когда появилась в печати "Жизнь", критика, это болтливая особа, столь часто готовая развенчивать шедевр потому только, что не поняла его, не находила достаточно сильных слов, чтобы кричать, что мой роман нежизнен, что сообщенные в нем факты невозможны. И что же? Изложенные в этой книге факты имели место в Фонтенебло, и печатный отчет о них лежит у меня на письменном столе. Если я и могу о чем-либо пожалеть, так единственно о том, что слишком рано написал свою книгу, потому что в действительности все произошло гораздо определеннее и гораздо полнее, чем в моем романе" (Souvenirs sur Guy de Maupassant par FranСois, son valet de chambre. P. 1911, p. 94).
     Эти слова Мопассана остаются пока единственным авторским указанием об источниках романа. Виаль почему-то вовсе не упоминает об этом высказывании (хотя должен был бы основательно опровергнуть его, если оно неверно), но явно не согласен с ним, так как стремится доказать, что в основе романа лежит семейная драма родителей Мопассана... Этот тезис Виаля нельзя, однако, считать обоснованным, потому что доводы автора далеко не убедительны. Добавим, напоминая о свидетельстве Тассара, что родители Мопассана никогда не жили в Фонтенебло и что, когда они разошлись, об этом не упоминалось ни в каком "печатном отчете". Таким образом, вопрос об источниках первого романа Мопассана продолжает оставаться открытым.
     Успех "Жизни" был велик и упрочил положение Мопассана в литературе. Несмотря на период торгового кризиса, в начале 1884 года было продано уже 25000 экземпляров романа — цифра, солидная для того времени.
     Французская критика увидела в "Жизни" попытку писателя порвать с принципами натурализма. 21 апреля 1883 года в "Синем обозрении" появилась статья Максима Гоше, писавшего: "Г-н Ги де Мопассан поместил в начале своего последнего романа "Жизнь" эпиграф "скромная истина". Скромная — это уже прогресс. Истина — не правда ли? — куда менее скромна в "Заведении Телье".
     Были другие рецензии о "Жизни", в частности, написанные друзьями Мопассана, например, Полем Алексисом. Это не были примеры "приятельской критики". Это были выступления людей, понимавших Мопассана и противостоявших его принципиальным недоброжелателям из лагеря буржуазной реакции вроде Альбера Вольфа или Франсиса Сарсэ.
     Впрочем, некоторые критики буржуазной реакции при всей их неприязненной подозрительности к Мопассану тоже начинали отличать его от натуралистов. Брюнетьер писал 1 августа 1884 года в "Ревю де Дё Монд": "Г-н де Мопассан обладает всеми недостатками, которые предписываются натуралистической эстетикой, но у него имеются также многие качества, редкие для этой школы. Так — я едва осмеливаюсь поздравить его с этим — у него встречаются кое-какие следы чувствительности, симпатии, волнения: в "Папе Симона"... в "Жизни"... Как и Флоберу, ему постоянно не хватает вкуса и чувства меры. Не будь этого, не будь нескольких страниц, написанных словно на пари. "Жизнь" была бы почти что замечательным произведением". Само собой разумеется, что "вкус и чувство меры" у Брюнетьера, апологета буржуазного строя, и у Флобера, ненавистника этого строя, были весьма противоположными...
     И. С. Тургенев чрезвычайно высоко оценил роман Мопассана. Он писал Стасюлевичу 24 ноября 1882 года: "Известный Вам молодой романист, Гюи де Мопассан, бесспорно самый талантливый из всех современных французских писателей, написал роман, который с 15 февраля будет напечатан в "Жиль Блазе" — рядом фельетонов. Содержание этого романа мне известно — оно нисколько не скабрезно, как некоторые другие его вещи. Он мне на днях прочел несколько больших отрывков — и я положительно пришел в восторг: со времени появления "Г-жи Бовари" ничего подобного не появлялось. Это не то, что Золя и пр. Я знаю, что за мной устанавливается репутация слишком снисходительного судьи и критика, — но либо я ничего не смыслю, либо роман Мопассана из ряда вон выходящее явление, капитальнейшая вещь. Он бы не прочь продать его в рукописи с тем, чтобы перевод явился не ранее 15/3 февраля будущего года, т. е. его первая часть; вторая может явиться месяцем позже — т. е. в мартовской книжке "Вестника Европы" (предполагая, что первая явится в февральской), — "В. Е.", кажется, до сих пор таких дел не делал, но, повторяю Вам, это вещь необыкновенная и произведет сильное впечатление. Мопассан уступил бы его за 600 руб. с Переводчика хорошего я нашел бы здесь — и сам наблюдал бы за переводом.
     "...Заглавие романа "Une Vie". Это целая жизнь честной, хорошей женщины, целая интимная драма, изображенная первоклассным художником".
     В хлопотах Тургенева о русском переводе романа проявилась его большая любовь к Мопассану, стремление всячески поддержать его и открыть ему путь к сердцам русских читателей. Получив согласие Стасюлевича, Тургенев пишет ему 12 декабря (нового стиля) 1882 года: "...Дело с Мопассаном улажено... Он не может дать разом всю рукопись; он будет давать отдельные главы по мере их списывания. Первая уже находится в руках переводчика. Я не мог поступить иначе, так как посылать рукопись в Петербург оказалось невозможным; но будьте спокойны — перевод будет хорошо сделан, под моим наблюдением, и получите Вы его в назначенный Вами срок к 25-му нашего Декабря. Соблюдая Ваши интересы, я установил цену с Мопассаном в 500 руб. сер. Переводчик за лист получит 70 франков (менее 30 руб. сер.). Мопассан сам хорошо знает, что "Gil Blas" подлая газета... Но что прикажете делать? Auri sacra fames [1], а в его случае — просто — fames [2]. Очень уж хорошо платит „Gil Blas" (он же поместит и новый роман Золя)".
     По старому стилю это письмо было послано 30 ноября; перевести в течение месяца половину такого романа, как "Жизнь", было трудной задачей для самого талантливого переводчика. Кому поручил переводить его Тургенев, установить пока не удается.
     Тем временем оказалось, что Тургенев напутал в денежных делах: Стасюлевич соглашался заплатить Мопассану всего 600 франков, а Тургенев сговорился с Мопассаном о гораздо большей сумме — о 500 рублях серебром. В письме от 20 декабря нового стиля Тургенев пишет Стасюлевичу об этом "казусе": "Мопассан полагает, что он за свой роман получит 500 руб. Но он бы удовлетворился и меньшей суммой. Я ему растолкую, что тут вышло недоразумение и что ему заплатят 1000 франков — и он будет доволен. Я охотно готов взять 400 франков на себя: надо чем-нибудь наказать себя за легкомысленность. Но роман — прелесть и чистоты чуть-чуть не Шиллеровской. А "Жиль Блаз" ему платит дороже, чем Вы думаете, а именно 40 сант. за строчку (Золя получает 50)".
     Так как Стасюлевич не спешил с высылкой денег, а материальные дела Мопассана были еще не блестящи, Тургенев выплатил ему 1000 франков из собственного кармана. Извещая об этом Стасюлевича в письме от 5 января нового стиля 1883 года, он писал ему заодно и о том, что перевод первой части закончен. Однако на следующий день к Стасюлевичу летит новое письмо: Тургенев просмотрел перевод и убедился, что его нельзя "печатать без значительных исправлений: "принялся за переделку... но раньше недели выслать рукопись невозможно". Тут же Тургенев сообщает, что перевод второй части рукописи поручил другому переводчику (им была А. Луканина; см. ее очерк "Мое знакомство с И. С. Тургеневым". "Северный вестник". 1887. № 3, стр. 83). Обещая выслать перевод через неделю, чтобы он все-таки поспел для февральской книжки "Вестника Европы", Тургенев писал: "А поправлю я перевод хорошо, ибо моя амбиция будет затронута, да и времени у меня довольно...".
     Тем не менее четыре дня спустя Стасюлевичу послана телеграмма, чтобы он не ждал "Жизни" для февральской книжки. Вдогонку письмо: "Перевод оказался невозможным. Я начал было переделывать и поправлять, но убедился, что доставить его, как я полагал, через неделю или даже через две — дело немыслимое... Я объяснился с Мопассаном, и он возвратил мне те тысячу франков, т.е. продал мне за эти деньги две свои большие повести, которые он окончит нынешней весной (каждая от 4 до 5 наших печатных листов). Он мне вручит рукописи; если Вы пожелаете взять их (обе или только одну), я отправлю к Вам для совершения перевода на месте" ("М. М. Стасюлевич и его современники в их переписке", т. III, СПб., 1912, стр. 218 — 219, 221 — 223, 225).
     Письма Тургенева к Стасюлевичу по поводу "Жизни" на этом заканчиваются. Попытка напечатать русский перевод "Жизни" одновременно с появлением оригинала не увенчалась успехом; продолжать же работу над переводом для "Вестника Европы" Тургенев, видимо, не мог: в конце января ему была сделана операция, после которой он больше не вставал.
     Не знаем, о каких двух повестях Мопассана писал Тургенев: в восьмой книжке "Вестника Европы" за 1884 год была напечатана "Иветта" в переводе А. Н. Энгельгардт, одновременно с появлением во французской печати (в "Фигаро" эта повесть печаталась с 29 августа по 9 сентября 1884 года), а в следующем году журнал Стасюлевича напечатал "Милого друга", тоже одновременно с появлением его во Франции и в переводе той же А. Н. Энгельгардт.
     В высокой оценке мопассановского романа Тургенев был не одинок. Эту оценку разделял и Лев Толстой, считавший "Жизнь" "превосходным романом, не только несравненно лучшим романом Мопассана, но едва ли не лучшим французским романом после "Miserables" ("Отверженные". — Ю. Д.) Гюго" (Л. Н. Толстой. Полное собр. соч., т. 30, М., 1951, стр. 7).
     
     [1] Проклятый голод по золоту (лат., из Вергилия).
     [2] Голод (лат.).


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015