[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Виль Владимирович Липатов. Дом на берегу.

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  ПОПРАВКА К ПРОГНОЗУ

  ТОЧКА ОПОРЫ

  НАШИХ ДУШ ЗОЛОТЫЕ РОССЫПИ

  ДВА РУБЛЯ ДЕСЯТЬ КОПЕЕК...

  ДОМ НА БЕРЕГУ

  ПЯТАКИ ГЕРБАМИ ВВЕРХ

  ПИСЬМА ИЗ ТОЛЬЯТТИ

  КОРАБЕЛ

  ЛЕС РАВНОДУШНЫХ НЕ ЛЮБИТ

  КАРЬЕРА

  КОГДА ДЕРЕВЬЯ НЕ УМИРАЮТ

  ТЕЧЕТ РЕКА ВОЛГА...

  СТЕПАНОВ И СТЕПАНОВЫ

  ТОТ САМЫЙ ТИМОФЕЙ ЗОТКИН? ТОТ, ТОТ...

  ШОФЕР ТАКСИ

  ОБСКОЙ КАПИТАН

  ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ…

  ЗАКРОЙЩИК ИЗ КАЛУГИ

  СЕРЖАНТ МИЛИЦИИ

  СТАРШИЙ АВТОИНСПЕКТОР

  01! 01! 01!

  РАЗГОВОРЧИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

  ГЕГЕМОН

  ЧТО МОЖНО КУЗЕНКОВУ?

  ДЕНЬГИ

  БРЕЗЕНТОВАЯ СУМКА

  ВОРОТА

ВСЕ МЫ, ВСЕ -- НЕЗАМЕНИМЫЕ

<< пред. <<   

     ВСЕ МЫ, ВСЕ — НЕЗАМЕНИМЫЕ
     
     
     Их было двое, я — один; они — вахтеры проходной, я — поздно вернувшийся в больницу больной, отпущенный в город по специальному разрешению заведующего отделением. Никакой вины я за собой не чувствовал, шел уверенно, но совершенно неожиданно старший по возрасту из вахтеров преградил мне дорогу со словами:
      — Поворачивайте назад! Ни за что не пропустим! Я ответил:
      — Но у меня есть разрешение. Я проводил занятия в институте.
     И вот тогда вахтер ухмыльнулся:
      — Без вас бы провели занятия! — И с особой интонацией добавил: — У нас незаменимых нету!
     Не впервые я слышал эти слова, но на этот раз обида комом вспыхнула в горле — может быть, потому, что занятия прошли удачно, а может быть, оттого, что я лежал в больнице, назревал трудный диагноз, и мысли о смысле и сущности бытия часто приходили в голову. Я молчал, а вахтер еще раз повторил:
      — У нас незаменимых нету!
     Хочется поразмышлять о словах преградившего путь вахтера. Жизнь — жестокая штука, она устроена так, что одно поколение сменяется другим, новые люди приходят на место ушедших, но ведь вахтер говорил не о вечном и благостном возобновлении жизни, а о сегодняшнем дне, когда, по его мнению, замена одного человека другим в любой области деятельности не является проблемой. Трудность вопроса еще состоит в том, что с формальной точки зрения вахтер прав, мало того, к его словам: "У нас незаменимых нету!" — можно добавить еще более категоричные слова "Есть достаточно много людей, которых надо, не мешкая, заменять!" Речь, естественно, идет о некомпетентных работниках, лодырях, прогульщиках, пьяницах. И все-таки случай в проходной вызывает серьезные раздумья.
     Как не хочется, товарищи, говорить и думать о том, что каждый из нас заменим! Есть в этом та доза неприсущего нашему обществу пессимизма, которая не стимулирует человека к совершенствованию, расслабляет, лишает твердой жизненной основы. Трудно оставаться самим собой, если думать, что при определенных условиях на твое место придет другой человек, станет вытачивать вместо тебя валы для электромоторов, класть кирпичи, шить костюмы, писать книги. Чувствовать себя в любой момент заменимым — не значит ли это чувствовать себя неуверенным, не быть, как говорят, хозяином дела, не стремиться вложить в него душу, неповторимое, новаторское?
     Вспоминается Семен Семенович Лукасов — механик передвижной электростанции Ергайского леспромхоза Томской области, где директорствовал мой давний приятель Евгений Вифлиемский. Механик передвижной электростанции дядя Семен обычно сидел мирно на низком пеньке, точил пильные цепи, подлаживал временами забарахливший мотор, а пять мотористов электропил ходили, как на привязи, вокруг электростанции. Три года проработал дядя Семен в леспромхозе, а потом перебрался в далекие края к старшему сыну. И вот тогда, по рассказу Евгения Вифлиемского, и произошли в звене вальщиков загадочные события — все пять электропильщиков, словно сговорившись, перестали выполнять норму выработки. Руководство лесопункта проверило интенсивность работы вальщиков — в норме, работу нового механика электростанции — тоже в норме, состояние древостоя — полный порядок, а нормы по-прежнему не выполнялись.
     В конце недели директор Вифлиемский и парторг леспромхоза в срочном порядке приехали на лесосеку, собрали вальщиков, спросили прямо:
      — Объясняйте, товарищи, в чем дело?
     Сибиряки — народ молчаливый; ребята долго переглядывались, никто не хотел начинать говорить первым, потом один из вальщиков как бы нехотя обронил:
      — Скучно без дяди Семена!
     И вот выяснилось, что отъезд дяди Семена резко изменил микроклимат в бригаде, хотя никто из вальщиков толком не мог объяснить, как удавалось дяде Семену воодушевлять ребят на отличную работу. Ну, приходили к нему во время перекуров посидеть возле электростанции, ну, разговаривали о житье-житьишке, ну, дядя Семен умел легко молчать и славно улыбаться — вот и все, чего лишились вальщики, квалифицированные рабочие, большие мастера своего дела, а производительность труда резко снизилась.
     Есть в городах и селах нашей Родины, наверное, тысячи людей, похожих на дядю Семена, но в Ергайском леспромхозе до сих пор вспоминают о Семене Семеновиче Лукасове, а заканчивая рассказ о нем, директор леспромхоза Евгений Вифлиемский сказал:
      — Если бы знал, что приключится такая история, перевез бы сына к отцу... Незаменимый человек!
     Банальны и расхожи слова о том, что каждый человек неповторим, что человек — это целый мир, что похожих людей не бывает, но это надо сказать для того, чтобы показать, что в условиях развитого социализма ценность человеческой личности — самая высшая ценность, которая подкрепляется не только социалистическим образом жизни, но недавно получила и законодательное обоснование в Конституции СССР, даровавшей гражданам все гражданские права, и в том числе право на всемерное выявление своей неповторимой человеческой индивидуальности. Духом уважения к человеческой личности пропитана каждая строка Конституции.
     Провожали на пенсию учительницу Ксению Ивановну Ипатьеву, вырастившую добрую треть мальчишек и девчонок большого рабочего поселка Тогур настоящими людьми. Небольшую речь держал завуч школы, который грустно сказал:
      — Не говори нам добро, Ксения Ивановна: "Замена мне найдется!" Все, буквально все теперь будет другим. Новый учитель вырастит грамотных ребят — это будет его, а не твоя грамотность, новый учитель воспитает добрых граждан — это будет его, а не твоя гражданственность. Как это ни печально, но с сегодняшнего дня перестанут выходить из школы ребята, которые между собой себя именуют "ипатьевцами" и открыто гордятся этим...
     Ксения Ивановна была беспредельно доброй, неистребимо работоспособной, талантливой в своем преподавательском ремесле, всю себя отдавала школе — как негуманно и жестко прозвучали бы в ее присутствии даже ни к кому не обращенные слова: "У нас незаменимых нету!"
     Один из известных руководителей и создателей Волжского автомобилестроительного завода Алексей Сергеевич Евсеев в период становления предприятия рассказывал мне:
      — Много трудных задач стоит перед нами, но одна из главных — создание стабильного коллектива. Некомпетентные люди думают, что текучесть рабочей силы чревата необходимостью обучать все новые кадры рабочих, но это — не самое главное и, пожалуй, просто — не главное. Текучесть рабочей силы — это потеря живых подвижных связей между членами производственной бригады, которая является основным звеном конвейерного производства.
     Человек живой, эмоциональный, он энергично расхаживал по кабинету.
      — Наша конвейерная бригада должна во всех отношениях отличаться от подобной бригады на капиталистическом производстве. Что требуется? Крепкие социальные связи, осознанная и активная общность производственных интересов, стремление любую проблему решать сообща и всегда с точки интересов коллектива. Для нас индивидуализм нетерпим и социально чужд, тогда как на капиталистическом производстве он специально культивируется, чтобы рабочий класс не мог объединяться...
     Далее Алексей Сергеевич рассказал, что на предприятии создана мощная группа социологов для изучения вопросов текучести кадров, организована специальная служба — лаборатория эргономики — для изучения условий труда и постоянного улучшения их. Здесь каждое заявление об уходе с предприятия специально рассматривается соответствующими службами и непрерывно изыскиваются пути, которые помогли бы устранить текучесть рабочей силы; увольнение рассматривается во всей совокупности причин вины производства и вины увольняющегося.
     Индивидуализм, специально нарушаемые социальные связи, вызванный безработицей отрицательный заряд человеческой стоимости, локауты и шрейкбрехерство — естественно присущи капиталистическому способу производства. Все служит тому, чтобы не существовало трудностей замены одного рабочего другим, в том числе знаменитые конверты, когда рабочий вынимает из него типографским способом напечатанные слова: "В ваших услугах фирма больше не нуждается". Пропустил ли рабочий смену из-за того, что у него заболел ребенок, работал ли недостаточно живо в течение недели потому, что плохо чувствовал себя, нуждался ли в помощи для освоения профессиональных навыков — фирму это просто-напросто не интересует. Из толпы безработных за воротами предприятия фирма выберет человека, который будет полнее представлять, отвечать ее представлениям о рабочем-автомате.
     Рабочий Волжского автомобилестроительного завода Андрей Андреевич Зубков (о нем я писал в "Правде") рассказал о случае, который произошел с членом бригады Николаем Свириным. Трудно было объяснить, в чем дело, но Николай немного отставал от темпов работы бригады — проделаны уже все производственные операции, конвейер уходит вперед, а Николай все мешкает с установкой шпильки в отверстие рулевой тяги. Не сговариваясь, как само собой разумеющееся, члены бригады (здесь все рабочие взаимозаменимы) начали в случае задержки выполнять операцию Николая, полные уверенности в том, что он скоро освоится, приобретет необходимые навыки, войдет в ритм конвейера. Так и произошло: теперь Николай не только мгновенно и легко выполняет свою операцию, но и заменяет любого члена бригады. Вот как стабильны социальные связи в условиях нашего производства, стали плотью и кровью рабочего класса и колхозного крестьянства принципы взаимовыручки, взаимопомощи, взаимопонимания.
     Как, применяя логические выкрутасы, можно в эпизоде с Николаем Свириным гальванизировать слова: "У нас незаменимых нету!" Если общество с естественной охотой и непременным долгом борется за то, чтобы человек оставался самим собой да еще и совершенствовался в условиях укрепляющихся социальных связей.
     В советский образ жизни, как естественная составная часть, входит чуткое отношение к человеку, забота друг о друге, уважение к человеческой индивидуальности. Советский человек обладает неотъемлемым правом на профессиональный рост и духовное развитие — это создает условия для формирования яркой индивидуальности, человеческой неповторимости...
     Приходит на завод любознательный и шустрый парнишка — его встречает опытный мастер; проходит время — молодому рабочему предлагают поступить в вечерний институт, создают все условия для того, чтобы он мог успешно учиться. А дальше? Разве мало министров начинали свой путь мастерами в цехе, разве самые знаменитые начальники КБ не проходили школу заводской лаборатории? На совершенствование и творческий рост человека, на его духовное обогащение и нравственное усовершенствование направлено развитие нашего общества, совершаются все социальные преобразования. Новый человек в новых условиях — это такое явление, которое, кстати, еще недостаточно изучено и не до конца понято. Потребуются усилия философов, социологов, чтобы разобраться во многих сложных проблемах, во вновь создавшейся социальной структуре, а главное, чем придется заниматься ученым, деятелям культуры, писателям — это сложностью современного человека.
     Советское общество решает задачу соединения преимуществ системы социализма с достижениями научно-технической революции. Это может произойти и произойдет только при том условии, когда на всех участках коммунистического строительства будут стоять люди высокоорганизованного мышления, передовой технической культуры, щедрого духовного богатства — такие люди живут и работают, и имя им — легион. Коллективы коммунистического труда, высочайшие достижения отдельных передовиков производства — это проявление коллективной и индивидуальной виртуозности, применения на практике неповторимых методов труда.
     С незапамятных времен фараоны и жрецы, основатели различных религий и культов, в целях порабощения народов внушали человеку мысли о том, что он прах, тлен, червь земной. Должны были произойти и произошли огромные социальные преобразования на одной части земного шара, чтобы великий писатель земли русской Максим Горький произнес слова, которые стали достижением всего прогрессивного человечества: "Человек — это звучит гордо!"
     Коммунистическая партия своей высшей заботой считает заботу о благе советских людей, заботу о каждом человеке в отдельности. Мы работаем на общество и друг на друга, за шестьдесят лет Советской власти мы так преобразовали общество, что наши достижения являются всемирно-историческими.
     Так пусть звучат слова:
      — Все мы, все — незаменимые!

<< пред. <<   


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015