[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Михаил Александрович Лакербай. Тот, кто убил лань.

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  Гость.

  Неудачный момент.

  Аргун Сейдык.

  Отец.

  Пушинка.

  Враги.

  Братья.

  Дорогие гости.

  Две двери.

  Осечка.

  Тот, кто убил лань.

Советы деда.

  Антица.

  Афырхаца.

  Пуля вылечила.

  Газыри.

  Две просьбы.

  Солнцеокая Альзира.

  Маршан Лашв.

  Данакай.

  Гарсон, пренэ! [1]

  Эсма-ханум.

  Тесть и зять.

  Хабиба.

  Атырас.

  Кац и Хазан.

  Свадьба.

  Тинат и Алмасхан.

  Быстро только заяц бегает.

  Леила и Адамур.

  Армахут.

  Хыхьча. [1]

  Отец и сын.

  Остроумный Чачв Чагу.

  Находчивая Заза.

  Эдги-Джук.

  Обед у скупых.

  Умолкнувший дрозд.

  Коза и волк.

  Хаса.

  Молчанка.

  Проказы Ханифы.

  Наследство.

  Гуси приведут.

  Джара.

  Смотрины.

  Куейза.

  Мудрый Джесиб.

  Трудовые деньги.

  Тайное письмо.

  Первая книга.

  Фамильная реликвия.

  Даур и Сеид.

  С горсткой родной земли.

  Амра.

  Удав.

  Завещание

  Аджика. [1]

  Ауа.

  Чанагв.

  Девочка из Отхары.

  Говорят, ты стар.

  Лучшая роль.

  Царкваква.

  Аламыс.

  Сын народа.

  Джон Пристли и Шхангерий Бжаниа.

  Спор.

  Продавец винограда.

  Преображение Саиды.

  Ведьма.

  Кьяхь Хаджарат.

  Поминки.

  Шарф Назиры.

  Самшитовая палочка.

  Хлеб-соль.

  За чашкой кофе.

  Дик.

  Леда.

  Симфония о Рице.

  Дача Федорова.

  Мамиа

  Пропавшее поле.

  Малакрыфа.

  Поправка Джарназа.

  Эстафета.

  Обещание.

  Какие бывают зятья.

  В автобусе.

  Случай на границе.

  Сильнее смерти.

  Пари.

  Мутака.

  Милиционер Мурад.

  Кинозвезда.

  Друзья.

  Сильные ощущения

  Забавная история.

<< пред. <<   >> след. >>

     Советы деда.
     
     Перевод С. Трегуба
     
     
     В бедненькой пацхе Киута Хапара слабо мерцал огонек.
     Возле него, пригорюнившись, сидела молодая женщина, ожидавшая возвращения мужа.
     Лил дождь. Резкие вспышки молний освещали жилище, могучие раскаты грома сотрясали его... Страх и непонятное волнение стеснили грудь женщины; тревога за мужа, близкие и частые громыханья, ослепительные вспышки молний не давали ей покоя.
     Хапара все не было.
     Перевалило уже за полночь, когда до напряженного слуха женщины донесся привычный звук шагов мужа, стукнула дверь, и Хапар ввалился в комнату.
     Женщина торопливо зажгла свечу — и ужаснулась: муж был бледен, глаза блуждали, и мрачное выражение, казалось, навсегда застыло на его обычно подвижном и веселом лице.
      — Где ты был? — тревожно спросила она.
     Хапар молчал.
      — Где ты был, мой любимый? — повторила она.
     Точно очнувшись от тяжкого сна, он вяло ответил:
      — Там, в лесу...
      — В лесу? Ты не болен?
      — Нет...
     Приглядевшись, она заметила кровь на его черкеске, на руках.
      — На тебе кровь, ты не ранен?
      — Дай помыть руки, переодеться...
     Она взяла чугун и дала мужу помыться.
      — Случилось что-нибудь?
      — Нет... ничего... — неуверенно произнес он.
      — Что с тобой? Скажи мне все! Что-то случилось?
     Но Хапар молчал.
      — Прошу тебя! Ведь я твоя жена!
     Хапар поднял голову.
      — А ты никому не скажешь?
      — Кому же?
      — Смотри, Чимса! — сдвинув брови, произнес Хапар. — Если об этом узнают, мы пропали.
      — Родной мой, да что случилось? Говори скорей! — торопила она. — Я никому не скажу!
      — Слушай же: я убил человека.
      — Унан! [1] — ужаснулась она. — Кого?
      — Не знаю! Труп я спрятал в лесу, в овраге.
      — Мы пропали! — заплакала жена. — Что теперь будет? Что нам делать?
     Она была подавлена.
      — Несчастные мы, несчастные! — причитала Чимса. — И ты не знаешь, кто он?
      — Нет! — мрачно ответил Хапар. — Он напал на меня в лесу, как видно, подстерегал. Я отбивался и, кажется, раскроил ему череп. В лесу такая темень, что я не мог ничего разглядеть. Я сбросил его в яму и прикрыл ветками. Завтра ночью закопаю тело в лесу. Только помни, Чимса, этого никто не должен знать. Слышишь, никто!
      — Зачем ты мне это говоришь? — сказала она в отчаянии. — Будто я не знаю, что нельзя об этом говорить. Никому, никому не скажу.
     Оба они даже не притронулись к еде и, расстроенные, улеглись спать.
     На другой день, чуть свет, Чимса с кувшином на плече пошла к роднику. Там набирала воду ее соседка — Саида.
      — Ты так бледна! Уж не больна ли? — спросила она, завидев Чимсу.
      — Нет, — поспешно ответила та. — Я здорова.
      — С тобой что-нибудь случилось?
      — Нет, ничего. Просто так!
      — Просто так ничего не бывает, — решительно заявила Саида.
      — Нет, правда, — стала уверять Чимса. Но в ее голосе прозвучала такая печаль, что Саида участливо заглянула ей в глаза.
      — Дорогая! Скажи, что с тобой?
      — У меня горе, Саида, — не выдержала тронутая ее вниманием Чимса.
      — Горе? — переспросила Саида, страстная охотница до всяких сплетен. — Какое?
     Чимса печально покачала головой.
      — Не могу этого сказать! — прошептала она.
      — Почему?
      — Это тайна. Этого никто не должен знать.
      — Ты еще молода, — сочувственно заговорила Саида, — жизни не знаешь. А я тебе вот что скажу: нельзя держать тайну в себе. Это так вредно — вот увидишь, ты высохнешь, как и я; я тоже никому ничего не говорила. Видишь, какой я стала? А все потому, что дура была, все в себе таила. Тайна сушит человека. А поделишься с кем-нибудь, и душа перестанет ныть и сердце — томиться. Бывает легче горящие уголья держать во рту, чем иную тайну.
      — Не всякую же тайну можно открыть, — сопротивлялась Чимса.
      — Всякую, всякую! — убеждала ее Саида. — Надо только знать кому. Люблю я тебя, как дочь родную. Да ведь и в родстве мы с тобой: твоя бабушка была троюродной сестрой моей свекрови. Ты мне спокойно можешь все доверить.
      — Пожалуй, — нерешительно сказала Чимса. — Значит, никому?
      — Видит бог, никому!
     Чимса придвинулась ближе к Саиде.
      — Сегодня ночью мой муж убил человека.
      — Убил? — Глаза у Саиды расширились. — Кого?
      — Не знаю. Он пришел вчера поздно, очень усталый, лег и заснул. Но ты обещаешь, что никому про это не скажешь?
      — Что ты! — притворно возмутилась Саида. — Разве такие вещи можно рассказывать? Будь спокойна!
     И они разошлись.
     Как только Саида пришла домой и поставила на место кувшин, она тут же побежала к соседке Хьфафе и рассказала ей под строжайшим секретом невероятную новость. А Хьфаф — тоже, конечно, под строжайшим секретом — сообщила все своей снохе Шефье, а Шефья всегда делилась новостями со своей любимой подружкой Хаджгуагу. Та тоже дала ей слово хранить тайну...
     Хапар в это время встал с постели, оделся и вышел из дому.
     Он направился к богачу Бамату, по прозвищу Качпей [2].
      — Не откажи в любезности, Бамат, — обратился он к нему. — Одолжи мне на месяц десять рублей.
      — А когда ты мне их отдашь? — недоверчиво спросил Бамат. — И на каких процентах?
     Хапару удалось сторговаться с Баматом; и он получил у него на месяц десять рублей.
     Вернувшись, Хапар сел с женой завтракать.
     Но не успели они съесть первое блюдо, как услышали громкий лай собак. Хапар открыл дверь пацхи — и застыл в изумлении: весь двор, был запружен людьми. Не только во дворе, но и за воротами, на дороге, стояли плотной стеной люди. Впереди всех — старшина Мкуаб Лагустан.
      — Добро пожаловать! — не скрывая удивления, радушно приветствовал всех Хапар.
      — Посмотрим, обрадуешься ли ты нашему приходу? — ответил за всех старшина. И, став непривычно суровым, добавил: — Ближе к делу, Хапар! Где ты спрятал убитого?
      — Какого убитого? — спросил Хапар.
      — Не прикидывайся, Хапар! — сказал Лагустан. — Время теперь горячее — весна, не отнимай у нас драгоценного времени. Признавайся, где спрятал убитого? Он из нашей деревни?
      — Мы знаем всё, — тихо, но внятно добавил старый Хиб Шьмаф. — Все село знает, что ты убийца. Сегодня ночью ты убил человека. Ты спрятал его в лесу.
      — Только вот не знаем, кто он, — добавил Сангулиа Шач.
      — Сейчас узнаем! — решительно сказал старшина. — Веди нас в лес, Хапар, показывай место.
     Хапар пожал плечами.
      — Я вижу, действительно вам все известно, — нахмурясь, сказал он. — Хорошо, идемте, я вас провожу. Иди и ты, Чимса, — обратился он к жене. — Тебе тоже полезно быть там.
     И впереди многочисленной толпы Кнут Хапар двинулся к лесу.
     По дороге они увидели бегущего к ним человека. Это был Бамат; он с трудом переводил дыхание, изнемогая под тяжестью собственного живота. Подбежав к Киуту Хапару, он набросился на него с кулаками.
      — Негодяй! — вопил богач, — Я все знаю! Ты убил человека, тебя теперь повесят! Ты думаешь, тебе удастся увернуться и не отдать мне мои деньги? Нет, ты мне отдашь! Ты что, хочешь меня разорить?
     Хапар насмешливо улыбнулся и, остановившись, достал из кармана десять рублей.
      — Возьми! — сказал он. — Возьми скорее. А то я действительно, чего доброго, умру, не отдав тебе твоих денег.
     Люди удивленно смотрели на него.
     Толпа приблизилась к оврагу.
     Вместе со старшиной Хапар подошел к яме и принялся раскидывать прикрывавшие ее ветки.
     В яме лежала убитая им накануне дикая косуля.
     Хапар поднял голову. Снова на его лице появилась та же усмешка, как и при встрече с Качпеем-Баматом.
      — Простите меня! — сказал он всем. — Простите, что я оторвал вас от работы. Я и не думал никого убивать. Я убил лишь вот эту косулю.
      — Ты смеешься над нами, Хапар! — рассердился старшина Лагустан.
      — Нет, — сказал Хапар. — Все дело в том, что мне вздумалось проверить советы моего покойного деда. Много лет назад дед Гедлач сказал мне: "Запомни, дад, раз и навсегда — не все можно доверить людям, даже самым близким. Раньше их следует проверить". И еще дед сказал мне: "Не занимай денег у скупого". Я, как вы знаете, женился и счастливо прожил с Чимсой несколько лет. И вдруг мне захотелось проверить советы деда. Чем счастливее мы жили, тем больше мне хотелось их проверить. Неотвязная мысль сверлила мне мозг: "Проверь, проверь!" Прошлой ночью, во время грозы, я случайно наткнулся на эту косулю и убил ее, а дома сказал жене, что убил человека. И она обещала мне свято хранить эту тайну. Я пошел к известному скряге Качпею-Бамату и попросил у него взаймы десять рублей. Теперь, когда он узнал о моей "беде", он, забыв все на свете, прибежал вырвать у меня свои деньги. Простите меня, друзья! Я только проверил советы моего покойного деда...
      — Да, — заключил много живший и много знавший старик Лагустан, — никто не может хранить тайну так, как тот, кто ее не знает.
     
     [1] Унан! — восклицание, выражение ужаса, удивления.
     [2] Качпей — скупец.
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015