[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Бернар Клавель. Сердца живых

 
Начало сайта

Другие произведения автора

  Начало произведения

  2

  3

  4

  5

  6

  7

  8

  9

  10

  11

  12

  13

  14

  15

  16

  17

  Часть вторая

  19

  20

  21

  22

  23

  24

  25

  26

  27

  28

  29

  30

Часть третья

  32

  33

  34

  35

  36

  Часть четвертая

  38

  39

  40

  41

  42

  43

  44

  45

  46

  47

  48

  49

  50

  51

  52

  53

  Часть пятая

  55

  56

  57

  58

  59

  60

  61

  62

  63

  64

  65

  66

  67

<< пред. <<   >> след. >>

     Часть третья
     
     31
     
     Стояло лето. Дни увеличились. Городской парк буйно зеленел, аллеи были окутаны синеватыми тенями. В первый вечер после возвращения Жюльен долго просидел на скамье возле входа. Здесь, вдали от Лона и от войны, он думал только о Сильвии. Он немного страшился ее взгляда, ибо она умела проникать взором в самые недра его существа и читать самые потаенные мысли. Когда девушка показалась в конце аллеи, он почувствовал, что больше ждать не в силах. Кинулся навстречу, заключил ее в объятия и приподнял над землей, чтобы крепче поцеловать.
     Сильвия расплакалась и сказала:
      — Как чудесно опять увидеться после разлуки, мой милый! Как чудесно! Но только я не хочу, чтобы ты еще раз уезжал. Знаешь, время тянулось до того медленно! Мне было очень плохо без тебя.
     На улице еще светило солнце. Они стояли возле самого выхода, мимо шли прохожие.
      — Нас могут увидеть, — спохватилась Сильвия.
      — Плевать я на это хотел.
     Жюльен сказал правду. Теперь для него не существовало никого, кроме Сильвии. Весь мир был заключен в ее глазах, от которых он не мог оторваться. Все остальное разом исчезло.
      — Ты не прав, — возразила она, — сейчас не время будить подозрения у моих родителей.
      — Почему не время?
      — Угадай.
     Сильвия улыбалась. Ей хотелось помучить Жюльена, но она, должно быть, слишком долго ждала этой минуты.
      — Помнишь, я говорила тебе о своей кузине из Альби, она недавно вышла замуж. Так вот, она приезжала сюда знакомить мужа с моими родителями. И пригласила меня к себе. А я ей про тебя рассказала. Я была уверена, что она меня поймет.
      — И мы поедем туда вдвоем?
      — Вот именно. Я просила их снять для тебя номер в гостинице. Мама захочет проводить меня к автобусу, так что тебе придется сесть на следующей остановке.
      — Ведь она меня не знает.
     Сильвия покачала головой:
      — Все равно я боюсь. Ты ее плохо знаешь.
     Жюльен не отрываясь смотрел на Сильвию. Ее лицо светилось. Глаза говорили о том, что она все еще не решается поверить в столь неожиданное счастье.
     Наступила суббота, и все произошло, как они задумали. Жюльен сел в автобус на остановке Альбенк. В машине было много пассажиров, и, возбуждая общее недовольство, он с трудом пробился к Сильвии, стоявшей посреди прохода. Она улыбалась ему. В тот день она зачесала волосы наверх, отчего ее шея казалась более длинной и хрупкой. Под бежевым жакетом на ней была вышитая белая блузка. Никогда еще девушка не казалась Жюльену такой красивой.
     В машине было жарко и душно. Люди все время жаловались на отсутствие воздуха. То и дело вспыхивала перебранка из-за того, что проход загромождали чемоданы. У больного ребенка началась рвота, он испачкал костюм сидевшего рядом пассажира, и тот долго ворчал. Автобус останавливался в каждой деревушке, и всякий раз народу входило больше, чем выходило. Машина была переполнена до отказа, но люди лезли и лезли. Однако это только забавляло влюбленных. Сильвия и Жюльен, прижатые друг к другу, стояли в проходе, их теснили со всех сторон, толкали; они же только улыбались, радуясь поездке, о которой столько мечтали.
     На остановке в Альби их встретила кузина Сильвии с мужем. Оба были невысокие, худощавые и походили на двух дружных подростков, смеющихся и приветливых. Молодой человек служил в префектуре.
      — Пошли прямо к нам, — сказал он. — Городишко успеете осмотреть и завтра.
      — А по дороге, — подхватила его жена, — мы покажем господину Дюбуа, где помещается гостиница. Он заявит о своем прибытии, и мы сможем спокойно провести весь вечер.
     Сильвия рассмеялась. Рассмеялась веселым, звонким смехом, от которого у всех потеплело на душе.
      — Что тебя так позабавило? — спросила у нее кузина.
      — Слова «господин Дюбуа».
      — А что тут особенного?
      — Милый, в первый раз тебя так называют при мне, — сказала Сильвия Жюльену. — И для меня это странно.
      — В один прекрасный день тебя станут называть «госпожа Дюбуа», — сказал муж кузины.
      — Уж во всяком случае, не ты.
      — Я, конечно, не буду. И вообще мне кажутся смешными подобные церемонии в нашем кругу.
      — Моему мужу двадцать один год, — вмешалась кузина Сильвии, — а мне двадцать.
      — Мы все могли бы говорить друг другу «ты», — продолжал ее муж. — Меня зовут Ален.
      — А меня Элиана.
     Молодожены занимали крохотную квартирку на верхнем этаже ничем не примечательного дома. Все там было такое же миниатюрное, как они сами, и Жюльен боялся пошевелиться, чтобы чего-нибудь не разбить. Сильвия заметила это.
      — Ты прямо как слон в посудной лавке, будь осторожен, — предостерегающе сказала она. — Смотри, ничего не задень.
     Все расхохотались. Им хотелось смеяться. Просто так, потому что они были молоды и приятно было находиться вместе.
      — Знаете, ведь он занимался тяжелой атлетикой, — объявила Сильвия.
      — Откуда нам знать!
      — Замолчи, — рассердился Жюльен.
      — Теперь он этого стыдится. А я вот ни капельки. Потому что люблю его. И любила бы, будь он даже бродягой, который подбирает окурки на улице.
      — Да я и не курю вовсе.
      — Счастливчик,- — вздохнул Ален.
      — Кстати, он привез тебе солдатских сигарет, — сказала Сильвия, — вот только отдать не решается.
     Жюльен достал сигареты.
      — И еще он у меня рисует, — продолжала Сильвия. — Я даже захватила одну его акварель, но он об этом не знает, а то бы не позволил.
     Она достала из сумки свернутый в трубку и перехваченный резинкой листок бумаги. Жюльен кинулся к девушке, чтобы отнять рисунок, но наткнулся на стул. Сильвия быстро передала свернутый рисунок Элиане.
      — Спасайся скорее! — крикнула она.
     Потом бросилась в объятия Жюльена и увлекла его на небольшой диванчик, стоявший в углу комнаты.
      — Когда вы поженитесь, мы, к сожалению, вас тут приютить не сможем, — сказал Ален, — потому что ложе это односпальное.
     Из кухни донесся голос Элианы:
      — Сильвия, ты его крепко держишь?
      — Не беспокойся, он с места не двинется.
     С этими словами девушка осторожно впилась зубами в щеку Жюльена. На пороге показалась Элиана, держа в руках развернутую акварель.
      — Какая прелесть, — проговорила она. — Ей-богу, выставленные в нашем музее рисунки Лотрека ничуть не лучше.
     Ужин прошел весело и шумно. Юная чета выказала чудеса гостеприимства. На столе было даже шампанское. Вкусная еда и вино еще больше развеселили молодых людей.
      — У нас получилось настоящее свадебное путешествие! — воскликнул Жюльен.
      — Ты преувеличиваешь, — поправила Сильвия. — Это еще не свадьба, а только обручение.
      — Ну а мы совершили свое свадебное путешествие еще до брака, — признался Ален, — и правильно сделали, потому что сейчас...
     Элиана прервала его:
      — О таких вещах не рассказывают.
      — Другим я рассказывать не стану, но им-то можно... И потом незачем стыдиться своего счастья. Главное — быть счастливым, а соблюдать установленные правила вовсе не обязательно.
      — И то верно.
     Молодожены обнялись. Все опять рассмеялись. И снова выпили.
      — Когда у меня родится дочка, — сказала Элиана, — я назову ее Сильвией, и ты будешь крестной матерью.
      — Ты ждешь ребенка?
      — Нет, не жду. Пусть сперва кончатся лишения. Мы хотим, чтобы у нас были здоровые, красивые дети. И не хотим, чтобы они страдали.
      — Иногда дети рождаются раньше, чем этого ждут, — заметила Сильвия.
      — Нет, все зависит от родителей, — возразила кузина.
     В одиннадцать вечера они все вчетвером вышли из дому. В Альби, как и в Кастре, был большой парк, и молодые люди долго сидели там. Ночная тишина и прохлада окутывали их, они отдыхали от яркого электрического света и шумного веселья, царившего за ужином. Потом обе парочки разошлись и укрылись в тени деревьев. Теперь они уже не смеялись. Ночь благоухала ароматом множества цветов, и никогда еще Жюльен так страстно не жаждал Сильвии.
     

<< пред. <<   >> след. >>


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015