[в начало]
[Аверченко] [Бальзак] [Лейла Берг] [Буало-Нарсежак] [Булгаков] [Бунин] [Гофман] [Гюго] [Альфонс Доде] [Драйзер] [Знаменский] [Леонид Зорин] [Кашиф] [Бернар Клавель] [Крылов] [Крымов] [Лакербай] [Виль Липатов] [Мериме] [Мирнев] [Ги де Мопассан] [Мюссе] [Несин] [Эдвард Олби] [Игорь Пидоренко] [Стендаль] [Тэффи] [Владимир Фирсов] [Флобер] [Франс] [Хаггард] [Эрнест Хемингуэй] [Энтони]
[скачать книгу]


Аркадий Аверченко. Опора порядка

 
Начало сайта

Другие произведения автора

Начало произведения

     Аркадий Аверченко. Опора порядка
     
     
     -------------------------------------------------------------------
     Аверченко Аркадий Тимофеевич. Рассказы. Сост. П.Горелов. — М.: Молодая гвардия, 1990
     Ocr Longsoft http://ocr.krossw.ru, сентябрь 2006
     -------------------------------------------------------------------
     
     
     I
     
     Вольнонаемный шпик [1] Терентий Макаронов с раннего утра начал готовиться к выходу из дому. Он напялил на голову рыжий, плохо, по-домашнему сработанный парик, нарумянил щеки и потом долго возился с наклеиванием окладистой бороды.
      — Вот, — сказал он, тонко ухмыльнувшись сам себе в кривое зеркало. — Так будет восхитительно. Родная мать не узнает. Любопытная штука наша работа! Приходится тратить столько хитростей, сообразительности и увертливости, что на десять Холмсов хватит. Теперь будем рассуждать так: я иду к адвокату Маныкину, которого уже достаточно изучил и выследил. Иду предложить себя на место его письмоводителя. (Ему такой, я слышал, нужен!) А если я вотрусь к нему, — остальное сделано. Итак, письмоводитель. Спрашивается: как одеваются письмоводители? Мы, конечно, не Шерлоки Холмсы, а кое-что соображаем: мягкая цветная сорочка, потертый пиджак и брюки, хотя и крепкие, но с бахромой. Во так! Теперь всякий за версту скажет — письмоводитель!
     Макаронов натянул пальто с барашковым воротником и, выйдя из дому крадучись, зашагал по направлению к квартире адвоката Маныкина.
      — Так-то, — бормотал он сам себе под нос. — Без индейской хитрости с этими людьми ничего не сделаешь. Умный, шельма... Да Терентий Макаронов поумней вас будет. Хе-хе!
     У подъезда Маныкина он смело нажал кнопку звонка. Горничная впустила его в переднюю и спросила:
      — Как о вас сказать?
      — Скажите: Петр Сидоров, ищет место письмоводителя.
      — Подождите тут, в передней.
     Горничная ушла, и через несколько секунд из кабинета донесся ее голос:
      — Там к вам шпик пришел, что под воротами допреж все торчал. Я, говорит, Петр Сидоров, и хочу наниматься в письмоводители. Бородищу наклеил, подмазался, прямо умора!
      — Сейчас к нему выйду, — сказал Маныкин. — Ты его где оставила, в передней?
      — В передней.
      — После посмотришь под диваном или за вешалкой, не сунул ли чего. Если найдешь — выброси!
      — Как давеча?
      — Ну, да! Учить тебя, что ли? Как обыкновенно!
     Адвокат вышел из кабинета и, осмотрев понурившегося Макаронова, спросил:
      — Ко мне?
      — Так точно.
      — А, знаешь, братец, тебе борода не идет. Такое чучело получилось...
      — Да разве вы меня знаете? — с наружным удивлением спросил Макаронов.
      — Тебя-то? Да мои дети по тебе, брат, в гимназию ходят. Как утро, они глядят в окно: «Вот, говорят, папин шпик пришел. Девять часов, значит. Пора в гимназию собираться».
      — Что вы, господин! — всплеснул руками Макаронов. — Какой же я шпик? Это даже очень обидно. Я вовсе письмоводитель — Петр Сидоров.
      — Елизавета! — крикнул адвокат. — Дай мне пальто! Ну, что у вас в охранке? Все по-старому?
      — Мне бы местечко письмоводителя, — сказал Макаронов, хитрыми глазами поглядывая на адвоката, — по письменной части.
     Адвокат засмеялся.
      — А простой вы, хороший народ, в сущности! Славные людишки. Ты что же сейчас за мной, конечно?
      — Местечко бы, — упрямо сказал Макаронов.
      — Елизавета, выпусти нас!
     Вышли вместе.
      — Ну, я в эту сторону! — сказал адвокат. — А ты куда?
      — Мне сюда. В обратную сторону.
     Макаронов подождал немного и потом, опустив голову, опечаленный, поплелся за Маныкиным. Он потихоньку, как тень, крался за адвокатом, и, единственное, что тешило его, это, что адвокат его не замечает.
     Адвокат остановился и спросил, обернувшись вполуоборот к Макаронову:
      — Как ты думаешь, этим переулком пройти на Московскую ближе?
      — Ах, как это странно, что мы встретились! — с искусно разыгранным изумлением воскликнул Макаронов. — Я было решил идти в ту сторону, а потом вспомнил, что мне сюда нужно. К тетке зайти.
     «Ловко это я про тетку ввернул», — подумал, усмехнувшись внутренно, Макаронов.
      — Ладно уж. Пойдем рядом. А то, смотри, еще потеряешь меня...
      — Нет ли у вас места письмоводителя? — спросит Макаронов.
      — Ну, и надоел же ты мне, ваше благородие! — нервно вскричал адвокат. — Впрочем, знаешь что? Я как будто устал. Поеду-ка я на извозчике.
      — Поезжайте! — пожал плечами Макаронов («Ага, следы хочет замести. Понимаем-с!»). — А я тут к одному приятелю заверну.
     Маныкин нанял извозчика, сел в пролетку и, оглянувшись, увидел, что Макаронов нанимает другого извозчика.
      — Эй! — закричал он, высовываясь. — Как вас?.. Письмоводитель. Пойди-ка сюда! Хочешь, братец, мы экономию сделаем?
      — Я вас не понимаю, — солидно возразил Макаронов.
      — Чем нам на двух извозчиков тратиться, поедем на одном. Все равно ты ведь от меня не отвяжешься! Расходы пополам. Идет?
     Макаронов некоторое время колебался, потом пожал плечами и уселся рядом, решив про себя: «Так даже, пожалуй, лучше! Можно что-нибудь от него выведать».
      — Ужасно тяжело, знаете, быть без места, — сказал он с напускным равнодушием, садясь в пролетке. — Чуть не голодал я. Вдруг вижу ваше объявление в газетах насчет письмоводителя: дай, думаю, зайду.
     Адвокат вынул папиросу.
      — Есть спичка?
      — Пожалуйста! Вы что же, адвокатурой только занимаетесь или еще чем?
      — Бомбы делаю еще, — подмигнул ему адвокат.
     Сердце Макаронова радостно забилось.
      — Для чего? — спросил он, притворно зевая.
      — Мало ли... Знакомым раздаю. Послушайте!.. У вас борода слева отклеилась. Поправьте. Да не так!.. Ну, пот, еще хуже сделали! Давайте, я вам ее поправлю! Ну, теперь хорошо. Давно в охранном служите?
      — Не понимаю, о чем вы говорите, — обиженно сказал Макаронов. — Жил я все время у дяди — дядя у меня мельник, а теперь место приехал искать. Может, дадите бумаги какие-нибудь переписывать, или еще что?
      — Отвяжись, братец, надоел! Макаронов помолчал.
      — А из чего бомбы делаете?
      — Из манной крупы.
     «Хитрит, — подумал Макаронов, — скрывает. Проговорился, а теперь сам и жалеет».
      — Нет, серьезно, из чего?
      — Заходи, рецептик дам.
     
     II
     
     Подъехали к большому дому.
      — Мне сюда. Зайдешь со мной?
     Понурившись, мрачно зашагал за адвокатом Макаронов.
     Зашли к портному.
     Маныкин стал примерять новый жакет, а Макаронов сел около брошенного на прилавок адвокатом старого пиджака и сделал незаметную попытку вынуть из адвокатова кармана лежавшие там письма и бумаги.
      — Брось, — сказал ему адвокат, глядя в зеркало. — Ничего интересного. Как находишь, хорошо сидит жакет?
      — Ничего, — сказал шпик, пряча руки в карманы брюк. — Тут только как будто морщит.
      — Да, в самом деле морщит. А жакет как?
      — В груди широковат, — внимательно оглядывая адвоката, сказал Макаронов.
      — Спасибо, братец! Ну, значит, вы тут что-нибудь переделаете, а мы поедем.
     После портного адвокат и Макаронов поехали на Михайловскую улицу.
      — Налево, к подъезду! — крикнул адвокат. — Ну, милый мой, сюда тебе не совсем удобно за мной идти. Семейный дом. Ты уж подожди на извозчике.
      — Вы скоро?
      — А тебе-то что? Ведь ты все равно около меня до вечера.
     Адвокат скрылся в подъезде. Через пять минут в окне третьего этажа открылась форточка и показалась адвокатская голова.
      — Эй, ты!.. Письмоводитель! Как тебя? Поднимись сюда, в номер 10, на минутку!
     «Клюет», — подумал радостно Макаронов и, соскочив с извозчика, вбежал наверх.
     В переднюю высыпала встречать его целая компания: двое мужчин, три дамы и гимназист.
     Адвокат тоже вышел и сказал:
      — Ты, братец, извини, что я тебя побеспокоил! Дамы, видишь ли, никогда не встречали живых шпиков. Просили показать. Вот он, медам! Хорош?
      — А борода у него, что это, привязанная?
      — Да, наклеенная. И парик тоже. Поправь, братец, парик! Он на тебя широковат.
      — Что, страшно быть шпиком? — спросила одна дама участливо.
      — Нет ли места какого? — спросил, делая простодушное лицо, Макаронов. — Который месяц я без места.
      — Насмотрелись, господа? — спросил адвокат. — Ну, можешь идти, братец! Спасибо! Подожди меня на извозчике. Постой, постой! Ты какие-то бумажки обронил. Забери их, забери!.. А теперь иди!
     Когда адвокат вышел на улицу, Макаронова не было.
      — А где этот фрукт, что со мной ездит? — спросил он извозчика.
      — А тут за каким-то бородастым побег.
      — Этого еще недоставало. Не ждать же мне его тут, на морозе.
     Из-за угла показалась растрепанная фигура Макаронова.
      — Ты где же это шатаешься, братец? — строго прикрикнул Маныкин. — Раз тебе поручили за мной следить, ты не должен за другими бегать. Жди тебя тут! Поправь бороду! Другая сторона отклеилась. Эх, ты!.. На что ты годишься, если даже бороды наклеить не умеешь. Отдери ее лучше да спрячь, чтобы не потерялась. Вот так! Пригодится. Засунь ее дальше, из кармана торчит. Черт знает что! Извозчик, в ресторан «Слон»!
     Подъехали к ресторану.
      — Ну, ты, сокровище, — спросил адвокат, — ты, вероятно, тоже проголодался? Пойдем, что ли?
      — У меня денег маловато, — сказал сконфуженный шпик.
      — Ничего, пустое. Я угощу. После сочтемся. Ведь не последний же день мы вместе? А?
     «Пойду-ка я с ним! — подумал Макаронов. — Подпою его, да и выведаю, что мне нужно. Пьяный всегда проболтается».
     
     Было девять часов вечера. К дому, в котором помещалось охранное отделение, подъехали на извозчике двое: один мирно спал, свесив набок голову, другой заботливо поддерживал его за талию.
     Тот, который поддерживал дремавшего, соскочил с пролетки, подошел к дверям, позвонил и вызвал служителя.
      — Вот, — сказал он ворчливо. — Привез вам сокровище. Получайте!.. Ваш.
      — Будто наш.
      — Ну то-то! Тащите его, мне нужно дальше ехать. И как это он успел так быстро и основательно нарезаться?.. Постойте, осторожней, осторожней! Вы ему голову расквасите. Берите под мышки. Постойте!.. У него из кармана что-то выпало. Записки какие-то литографированные. Гм... Возьмите. Ах, чуть не забыл!.. У меня его борода в кармане. Забирайте и бороду. Ну, прощайте! Когда проспится, скажите, что я завтра пораньше из дома выйду, чтоб не опоздал. Извозчик, трогай!
     
     [1] Шпик — агент царской охранки. (Прим. ред.)


Библиотека OCR Longsoft 2005-2015